Дочь не дает общаться с внучкой
Expertrating.ru

Юридический портал

Дочь не дает общаться с внучкой

«После смерти дочери бывший зять не даёт нам видеться с внучкой»

Суд постановил разрешить воронежским пенсионерам общение с маленькой внучкой. Но по словам супругов Поляковых, зять игнорирует решение суда

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

Читать все комментарии

Несчастье в семье 63-летней Лидии Ивановны и 66-летнего Вячеслава Михайловича Поляковых случилось в июне прошлого года. Их 29-летняя дочь внезапно умерла. Смерть девушки стала шоком для её родителей. Она выглядела вполне здоровой. И вдруг — сердечный приступ. В тот момент девушка была дома у своих родителей, где она после развода с мужем жила с маленькой дочкой Верой.

Вместо праздника — похороны

— Моя дочка не любила жаловаться, — рассказывает Лидия Ивановна. — А в последнее время сказала: «Мам, что-то сердце у меня колет». Я ей говорю, может, к врачу сходить провериться, она только махнула рукой. Но тут как-то совпало, что с больным сердцем я загремела в больницу. Дочка каждый день была со мной на связи. 22 июня у нас с мужем была годовщина свадьбы, и я планировала отпроситься на день из больницы домой, подготовиться. Доченька мне накануне, 21-го числа, позвонила и говорит: «Мамочка, ты не торопись, я сама всё приготовлю, отметим ваш с папой праздник». Это был последний раз, когда я слышала свою дочь…

Лидию Ивановну из больницы на следующий день должна была забирать одна дочь, Вячеслав Михайлович был в отъезде. В начале десятого утра Лидия Полякова стала звонить дочери, но трубку взяла внучка. Девочка сказала, что мама дома, но до сих пор спит. — Внучка говорит: «Бабушка, я маму бужу, но она не просыпается», — продолжает Лидия Ивановна. — Я сразу почувствовала неладное. Быстро собралась, приехала домой в начале одиннадцатого утра. Захожу в комнату, дочка лежит на диване на боку, поджав под себя руки. Я не успела… Девочка моя уже не дышала.

Женщина вызвала скорую помощь, полицию, а внучку сразу отвела к соседке. По её словам, Вера не совсем понимала, что произошло, поэтому вела себя спокойно.

«Зять занёс нас в чёрный список»

Спустя несколько дней после похорон отец Веры Андрей забрал дочь у бабушки с дедушкой. С тех пор прошло уже больше года. Внучку они видели всего один раз, да и то пообщаться практически не удалось.

— Бывший зять забирал Веру не один, он приехал к нам с сотрудниками полиции, — включается в беседу Вячеслав Михайлович. — Мы всё понимаем, отец имеет все права на ребёнка, но Верочка же прожила у нас три года, привыкла к нам, да и мы без неё не знаем, как жить. А у Андрея другая семья. Неужели нельзя было просто приехать, по-человечески поговорить и решить, как лучше поступить? Но он решил по-другому. Просто отнял у нас внучку, и всё.

Поляковы говорят, что в течение пяти месяцев они обивали пороги дома своего бывшего зятя, звонили ему, но всё безрезультатно.

— Он наши с мужем телефоны занёс в чёрный список, и дозвониться до него было невозможно. Сколько раз мы с дедом приезжали к Андрею домой, нам просто не открывали дверь. Нам хоть бы одним глазком посмотреть на нашу Верочку, ведь она же наша девочка, росла на наших глазах, — плачет женщина. — Отбирать её никто не собирается, мы просто хотим её хоть изредка видеть. Андрей должен понимать, что лишиться в один миг сразу двух родных людей — это очень тяжело. И с его стороны очень жестоко так с нами поступать.

Читать еще:  Ответчик уходит от выплаты издержек

Понимая, что зять настроен категорично, Лидия Полякова вынуждена была обратиться за помощью в суд и подала заявление с просьбой назначить время для свиданий с внучкой. Суд в декабре вынес решение, что бабушка с дедушкой имеют право два раза в месяц по субботам видеть девочку, а также на время летних каникул могут забрать её на весь июнь к себе домой. Но такое решение суда Андрей проигнорировал.

«С моей стороны никаких запретов нет»

Корреспонденты «МОЁ!» связались с отцом Веры.

— Я не запрещаю бывшей тёще и её мужу видеть Веру — пожалуйста, пусть приезжают два раза в месяц по субботам и гуляют с ней, — говорит Андрей. — Но они настаивают на том, чтобы Вера была у них в квартире, а я против. И уж тем более против того, чтобы дочка находилась у них целый месяц. Я не хочу, чтобы Вера вспоминала снова весь ужас, связанный со смертью её матери.

Мужчина рассказал нам, что о смерти бывшей супруги он узнал случайно от знакомых — уже после того, как прошли похороны. Отношения с прежней семьёй были натянутыми, после развода ему только через суд удалось добиться права видеть дочь.

— Веру если видел раза два-три в месяц, а бывало прихожу, а мне от ворот поворот, — рассказывает Андрей. — Когда узнал, что бывшая жена умерла, сразу решил, что дочь должна жить со мной. Но я знал, что если я приеду один, то забрать Веру не получится. Поэтому и пришёл с полицией. Дочка живёт с нами хорошо. Вместо того чтобы жаловаться, бывшая тёща для начала мне бы позвонила. А то первый звонок от неё мне поступил только спустя год после смерти моей бывшей супруги. Какой чёрный список?! Не вносил я их никуда.

Андрей не согласен с постановлением суда и решил его обжаловать. Мужчина хочет, чтобы встречи бабушки и дедушки с его дочерью проходили только в его присутствии. В свою очередь, Лидия Ивановна не раз обращалась к приставам с заявлением о том, что бывший зять не исполняет определённый судом порядок общения с внучкой, и судебные приставы взыскали с Андрея исполнительский сбор — 15 тысяч рублей. Очередной судебный процесс между бабушкой с дедушкой и их бывшим зятем назначен на конец октября.

maria_vlasova

Мария Власова.

Журнал о человеческом потенциале.

Дочь шантажирует внучкой.

Настоящая драма разворачивается в семье моей клиентки Эльвиры: её “бедная, несчастная и обиженная жизнью” лошадушка доченька резко окрысилась на мать, когда та попыталась перекрыть поток инвестиций, на котором держался их “крепкий” с Вовочкой брак. Эльвиру вы все прекрасно знаете, ведь она была героиней рубрики “ОПЛ” в июле. Прочитав комментарии, женщина поняла, что – цитирую – “сама себя сделала деревом, на которое все члены семьи присели и ноги свесили” и начала потихоньку скидывать выросшее и обнаглевшее чадо с её “мужем-болонкой” со своей уже немолодой и изрядно подуставшей шеи.

Выход из ситуации благодаря Вам был найден: с конца июля вместо переводов на карту дочки очередной сотни Эля просто привозила внучке еду, памперсы и одежду, так же оплачивала коммуналку за квартиру, подаренную Алине. И гордо говорила ошарашенным “деткам”:

Читать еще:  Подсветка вывески в жилом доме

Все прочие расходы – пожалуйста, сами. Нужны Вовочке носки Кальцедониа? Пусть идёт и зарабатывает. Нужна Але тоналка “Бобби Браун”? Вперед, на подработку. Я устала, Мария. Я не железная. И только сейчас я поняла, насколько меня замотали. Не могу.

Знаете, я помню нашу с ней консультацию в сентябре, первую после публикации поста и моего отпуска: Эльвира пришла помолодевшей, похудевшей (ещё бы, начала скидывать такой груз с плеч!). Я возгордилась ею! Может же, мадам! Поживёт ещё для себя! Заслужила же.

Как Алина отреагировала на то, что Вы перестали её содержать? спросила тогда Элю я.

Неоднозначно. В первый раз она решила, что я шучу и . демонстративно выставила пакет с едой для малышки за дверь, типа “заберите свои подачки и свой хавчик, мы и сами проживём”. Потом пакет, судя по всему, забрали всё-таки. Но на звонки они с Вовой либо не отвечали, либо отвечали холодно. У Вовы двадцать четвёртого день рождения был, так они даже не пригласили нас. В начале августа у неё закончилась косметика какая-то, она под предлогом “Мама, пошли вместе погуляем” заманила меня в косметический и там стрясла-таки десятку на крема. Ладно, думаю, пусть. И так в этом месяце я её не баловала. После нашей “прогулки” она решила, что всё стало как прежде и написала список того, что мы должны купить им в “Метро”: продукты на 12 тысяч и вина тысяч на 18. Я же, вспомнив Вас, снова сдержалась и привезла только продукты для внучки, игрушки, несколько пачек памперсом. Взрослым купила крупу и спагетти. Зятёк тогда сделал удивлённое выражение лица, а я просто сказала, что у меня кризис в бизнесе.

Ну молодец, что я ещё могу сказать! Что Вы сейчас планируете делать?
В отпуск полетим с мужем, пока доллар адекватный. В Доминикану хотим. Оказывается, если вторую семью не содержать, можно в отпуск летать гораздо чаще,
пошутила Эльвира.

И правда – улетели. Я тогда потёрла ручки, хотела поблагодарить всех комментаторов за помощь, но . не успела. В конце октября Эльвира пришла на консультацию заплаканная, с отёкшими глазами и трясущимися от переизбытка корвалола руками:

Мне, говорит, с внучкой видеться запретили. Когда мы с мужем прилетели из Доминиканы, меня назвали “последней свиньёй, которая разъезжает по люксовым отелям, когда дети с голоду пухнут”. Мои памперсы для внучки полетели с третьего этажа вместе с пюре, медведя немецкого вышвырнули на помойку, а на именины к внучке меня просто не пустили. Полчаса простояла в подъезде, потом дочь сжалилась, впустила. Говорит, что я рушу их брак. Что Вовочка ходит грустный, злой, хмурый, хамит постоянно, задерживается. Говорит, что я лишаю свою собственную внучку отца и нормального питания, а, значит, я враг для неё, и мне с ней видеться никак нельзя. Так и не пустила в тот день. И сейчас не пускает. И говорит, что они вместе будут голодать, но жить на мои “подачки” больше не будут. Знаете, Мария, я в тот день чуть в аварию не попала. Села за руль, еду, на глазах слёзы. Вырулила на встречку нечаянно, если бы мне сзади мужчина истошно сигналить бы не начал, столкнулась бы с битком набитой “Газелью”. Притормозила я тогда на обочине, сижу в салоне, плачу. Мужчина (тот, что сзади ехал) остановился, сначала выругался, потом хотел вызвать “Скорую”, но я его просто попросила мужу позвонить, он меня и забрал через минут десять.

Читать еще:  Квартплата в москве за 3 комнатную квартиру

А дочка у Вас сообразительная, отвечаю я, не скрывая восхищения.
Почему?
Нашла Ваше новое больное место. Двадцать пять лет “бедной и обделенной” считалась она, ей это очень нравилось и она старалась стрясти с Вас за это материальную компенсацию, теперь же “обделённой” сделала свою же собственную дочь, которой прикрывается как щитом. Скажите, если честно, сколько Вам обходилось содержание внучки?
Да недорого, тысяч пятнадцать на всё про всё, но я не экономила: покупала хорошие игрушки, хорошее пюре немецкое, памперсы, опять-таки, самые дорогие. Ребёнок – не такое дорогое удовольствие. С коммуналкой и крупами тратила чуть больше двадцати.

Сколько получает Ваш зять?
Он не работает.
А откуда тогда деньги? Вы же говорили, что дочь в декрете.
Дочь сейчас удалённо, по интернету, работает, получает где-то тридцать.
Вопрос про то, кто рушит брак, задавать стоит?
удивлённо спрашиваю я. Или Вы и дальше предпочтете считать себя виноватой? Ваши двадцать, тридцать Вашей дочки и минимум двадцать, которые мог бы получать Вовочка, если бы соизволил поднять попу с дивана. В итоге, получилось бы семьдесят. На эти деньги люди ипотеку берут, а им даже и с квартирным вопросом париться не нужно: всё Вы решили в своё время, отписал Але недвижимость. Живи, радуйся, покупай носочки Кальцедониа и винцо раз в недельку. А можно было бы вторую квартиру в ипотеку взять – и сдавать её, через пять лет – чистая прибыль пойдёт.

То есть, поддаваться на её угрозы не стоит?
Я не могу Вам советовать ничего.
Не стоит. Я и сама это понимаю. Спасибо, Маша.

Тогда я её “выходила”, можно сказать.

Дала несколько упражнений для повышения самооценки, сделала успокаивающую аромакомпозицию и отпустила. Эльвира за этот месяц ободрилась, пришла в себя, вернулась к работе. Но проблема никуда не делась: дочь по-прежнему требует деньги в обмен на возможность общаться с внучкой. Брак Алиночки трещит по швам, голое рожавшее тельце Вовочку возбуждать перестало, о чём он прямо жене и сказал. Забыв лишь добавить, что возбуждать оно его перестало не после родов, а после прекращения стимулирующей эрекцию спонсорской помощи свекрови. Алечка же, устав три месяца “пахать” за тридцать тысяч, в оскорблениях матери все грани перешла: когда Эльвира показала мне несколько смс, я сначала подумала, что писала их не любимая дочурка, а коллектор из 90-х.

Очередной вопрос вам: что делать Эльвире, которая мучается без внучки? Платить дочери и её мужу-альфонсу? Или взять волю в кулак и ждать, пока брак дочурки дойдёт до логического финала, и, возможно, тогда попытаться наладить с неё отношения? И, самое главное, что делать после развода, если дочь так и не захочет понять, почему от неё ушёл Вовочка? Что делать, если дочь обвинит мать в том, что это она разрушила семью и продолжит настраивать уже своего ребёнка против бабушки, которая хотела обеспечить ляльку лучшими памперсами на свете? Вариант “послать всех к черту” не рассматривается. Нужно подход искать, это родня всё-таки.

PS. Письмо Эльвиры в рубрику “от первого лица”: тыц. Как и в прошлый раз, женщина будет читать ваши комментарии.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector