ГНИ хочет признать совместное предприятие банкротом. Законно ли это?
Expertrating.ru

Юридический портал

ГНИ хочет признать совместное предприятие банкротом. Законно ли это?

Налоговая удваивает взыскания с банкротов

Президент подписал поправки к закону о банкротстве и в КоАП, которые должны помочь взыскивать долги по налогам с конечных бенефициаров. До недавнего времени многим банкротам удавалось уклониться от выплат по налогам, при этом связанные с ними лица не несут за это материальной ответственности. Замглавы Федеральной налоговой службы (ФНС) Сергей Аракелов в интервью «Известиям» рассказал о том, как налоговая теперь будет работать с банкротами, как многомиллиардные долги компаний покупались за копейки, и о том, что взыскать налоги можно даже из офшоров, а также — об итогах передачи администрирования страховых взносов от ПФР, ФОМСа и ФСС в налоговую инспекцию.

— Ответственность директоров и номинальных владельцев юридических лиц была еще в самой первой редакции Гражданского кодекса. В чем необходимость этих поправок?

— Большая часть дел о банкротствах не давала никакого экономического эффекта. При этом до банкротства бизнес был и были обороты, активы, денежные потоки, а также — лица, которые получали эти доходы. В ситуации полного отсутствия активов в банкротстве право взыскания неполученного долга с контролирующего лица (так называемая субсидиарная ответственность) могло бы стать источником пополнения конкурсной массы. Но раньше мы получали лишь доли процента. Так происходило потому, что вся субсидиарная ответственность сводилась к получению заведомо неисполнимого судебного акта о взыскании задолженности с номинального менеджера бизнеса. Это ситуация, когда истинно виновные лица уходили от ответственности. Главный вопрос — как сделать так, чтобы по долгам отвечал не номинальный руководитель, а тот, кто действительно организовал схему уклонения от долгов, — не решался.

— В чем суть принятых поправок? Что практически они меняют для налоговой, бизнеса и судов?

— Меняется очень многое. Основное — повышение роли суда в сборе доказательств и создание обеспечительных механизмов сохранности активов лиц, злоупотребления которых причинили убытки кредиторам, в том числе опираясь на опыт иностранных правопорядков. Новый закон позволит нам просить суд наложить арест не только на собственное имущество ответчика, но и на активы подконтрольных ему лиц. Раньше этого не было и приходилось ввязываться в постоянную процессуальную «погоню», когда активы каждого следующего должника таяли к моменту, когда мы получали новый исполнительный лист. Кредиторы теперь также смогут инициировать субсидиарную ответственность на любой стадии банкротства. Раньше нужно было дожидаться конкурсного производства — а к этому моменту могло пройти несколько лет, за которые активы бенефициара и доказательства просто исчезали.

Важно, что уточнено и понятие «контролирующие лица» — для исключения возможностей ухода от такого статуса реальных бенефициаров должника, виновных в причинении ущерба кредиторам.

Отмечу также и то, что новые нормы направлены на преодоление практики избегания субсидиарной ответственности за счет ее покупки аффилированными лицами за копейки. У нас были случаи, когда миллиардные долги покупали за сотни или десятки тысяч рублей. Причем внешне всё было законно. Сейчас кредитор сможет, не дожидаясь подобных торгов, перевести на себя право требовать возмещения ущерба от ответчика. Либо — требовать от арбитражного управляющего добиваться исполнения судебного акта через пристава.

— Сколько денег бюджет получал от банкротов раньше, выросли ли эти поступления в этом году и каков потенциал их роста после принятия закона?

— Мы серьезно повысили эффективность банкротства для бюджета. Если в 2015 году мы получали от банкротств около 28 млрд рублей в год, то в 2016 году — уже 64 млрд. При этом только за первое полугодие 2017 года уже есть поступления в размере 42 млрд. По сути, мы из года в год повышаем поступления в полтора-два раза.

Рост — по всем направлениям. У нас в два раза выросли и прямые поступления по долгу, включенному в реестр требований кредиторов. Сумма за последние полгода уже почти сравнялась с суммой, полученной за весь прошлый год.

Мы ожидаем, что новый закон изменит поведение должников и долги будут платиться без банкротства или в принципе не будут формироваться под угрозой личной ответственности. Чем меньше будет уверенности в удачном уходе от долгов, тем больше будет мотивации исполнять обязательства, тем больше будет доверия в бизнесе.

— Какие самые яркие примеры злоупотреблений законом для неуплаты налогов вы можете назвать?

— Чаще всего мы видим, что схемы злоупотреблений процедурами банкротства идут рука об руку с использованием схем занижения налогов. Сферы здесь самые разные. Те, кто не хочет платить налоги, не собираются этого делать вообще — и после выявления неуплаты налоговыми органами тоже. Банкротство или планируется заранее, или проводится уже в ходе налоговой проверки либо после нее.

Основных схем здесь несколько. Организация, которая ведет деятельность с налоговыми рисками, может не иметь активов изначально, используя активы аффилированных лиц, в том числе формально никак не связанных с будущим должником. Материальная выгода от деятельности такой организации выводится бенефициарам многими способами — от разных форм выплаты дивидендов и невозврата валютной выручки до банального обналичивания.

Если у предприятия были активы, то они выводятся на добанкротных стадиях. А если и этого не удалось сделать, активы выводятся уже в процедуре банкротства, используя манипулирование торгами или иные способы. Для того чтобы беспрепятственно реализовывать схемы на стадии банкротства либо защищать от претензий вывод активов или уход бенефициаров от личной ответственности, генерируется так называемая «дружественная» задолженность. Это позволяет за счет фиктивного долга контролировать собрание кредиторов и, соответственно, конкурсного управляющего.

— За счет чего банкрот вообще может платить, если он по определению является неплатежеспособным?

— Мы не ставим знак равенства между теми, кто действительно попал по тем или иным причинам в трудное финансовое положение, и теми, кто осознанно выбирает банкротство для списания долгов. С теми, кто не может расплатиться единовременно, но хочет сохранить бизнес, мы готовы заключать мировые соглашения. И от таких соглашений бюджет сейчас получает в несколько раз больше, чем ранее. За последние полгода поступления составили уже почти 2 млрд против 300 млн за аналогичный период прошлого года. Если же мы видим, что источник погашения был, но он старательно от нас скрывается, выведен или оформлен на других лиц, чтобы за ширмой ограниченной ответственности юридического лица уклониться от уплаты долгов, тогда и вступает в действие доступный нам арсенал противодействия злоупотреблениям — от взыскания с зависимых лиц по Налоговому кодексу, оспаривания сделок и привлечения к субсидиарной ответственности до механизмов уголовного преследования.

— После того как ФНС обратила внимание на эту тему, удалось добиться даже выплат из офшоров. Каков объем таких поступлений?

— На офшорные компании часто выводятся активы должников. У нас уже есть прецеденты ареста офшорных активов лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности. Есть дела, в которых офшорные компании сами стали ответчиками по искам о субсидиарной ответственности и о признании недействительными сделок по выводу денежных средств. После принятия судом к производству наших претензий долги перед государством сразу были погашены, причем напрямую со счетов иностранной организации. По другой ситуации бенефициар организации, задолжавшей крупную сумму в бюджет, стал фигурантом уголовного дела и после предъявления лично к нему гражданского иска и ареста имущества начал погашать долги также с офшорных счетов.

— Что меняет закон для деятельности арбитражных управляющих? Как изменится работа их саморегулируемых организаций (СРО)?

— Основная проблема деятельности арбитражных управляющих — это их независимость от контроля, в том числе от СРО. Механизма независимого назначения таких управляющих до сих пор нет. Они назначаются не потому, что эффективны, а просто по воле лица, первым подавшего заявление о банкротстве. Дожидаться от такого управляющего объективности бессмысленно. Бывали случаи, когда один арбитражный управляющий штрафовался в год по 5–6 раз, но продолжал нарушать закон. По данным статистики ФНС и Росреестра, судебными актами ежегодно устанавливалось около 4–4,5 тыс. нарушений арбитражных управляющих. По данным судов, количество претензий по нарушениям было около 8 тыс. в год.

Если мы хотим, чтобы арбитражный управляющий действительно был независимой фигурой, должна быть система независимого назначения, основанная на учете профессиональности, результативности деятельности арбитражного управляющего, его приверженности соблюдению закона и прав всех лиц, участвующих в деле о банкротстве.

— Передача ФНС полномочий по администрированию взносов во внебюджетные фонды как-то изменила эффективность их взыскания в банкротстве?

— Да, мы сейчас особенно тщательно следим за погашением текущей задолженности по этим видам платежей в банкротстве. Это то, чего мы раньше не могли делать.

За счет адресной работы по противодействию нарушениям очередности гашения этих платежей, выявления нарушений конкурсных управляющих и кредитных организаций сейчас удается добиться погашения задолженности многолетней давности. В первом полугодии 2017 года во внебюджетные фонды от нашего участия в процедурах банкротства поступило на 80% больше платежей, чем за аналогичный период прошлого года.

Повысить мотивацию должников к недопустимости уклонения от исполнения этих обязательств призван и закон о распространении уголовной ответственности на криминальные проявления по уклонению от уплаты страховых взносов. Законодатель вполне объяснимо распространил существующие меры уголовно-правовой защиты налоговых платежей на страховые взносы.

— В чем ФНС видит дальнейшие шаги по взысканию налогов?

— В новом законе впервые на законодательном уровне сделан шаг по противодействию аффилированным должнику лицам, пытавшимся влиять на эффективность привлечения к субсидиарной ответственности за счет размытия реестра требований кредиторов. Есть уже и первые шаги в практике Верховного суда. По сути, общая позиция суда — это недопустимость злоупотреблений за счет искусственного генерирования долга должника перед учредителем за счет мнимых сделок. Исключение таких негативных проявлений позволит повысить погашение задолженности перед добросовестными кредиторами.

Читать еще:  Информационный стенд косгу

Если еще говорить о точках особого приложения наших усилий, то отмечу работу по преодолению практики уклонения от уплаты текущих налоговых платежей в банкротстве. Это те долги, которые возникают от деятельности должника, у которого уже признаны судом признаки банкротства.

Основная задача здесь — также противодействовать злоупотреблениям. Ситуация, когда вместо того, чтобы рассчитываться с долгами, предприятия-банкроты только создают новые, неприемлема, она прямо противоречит и закону, который говорит, что цель процедуры конкурсного производства — расчеты с кредиторами. На практике же мы часто видим, что арбитражный управляющий совместно со связанными лицами, нередко бывшими менеджерами и собственниками, продолжают хозяйственную деятельность должников. Товары и услуги реализуются, выручка формируется, расчеты с поставщиками ведутся, а налоги не выплачиваются. То есть вместо возврата долга в бюджет его размер продолжал увеличиваться.

Способы неуплаты были разные — от маскировки всех расходов, кроме налогов под термином «эксплуатационные», куда ставилось всё — вплоть до перечислений офшорным компаниям за якобы «сырье», до неприкрытых нарушений очередности, когда арбитражный управляющий просто не исчислял налоги или не ставил их в реестр платежных поручений.

Нам удалось получить положительные прецеденты, когда суды прямо сказали — такая ситуация является не чем иным, как схемой уклонения от налогообложения.

— Не ухудшат ли все эти изменения закона и судебной практики положение налогоплательщиков?

— Российская практика развивается в тренде развития мирового права. Вызовы — например, такие как перевод бизнеса или «теневое» управление через номинальных директоров — везде схожи. И мы видим, что пути по борьбе с ними, по которым идем и мы, и иностранные юрисдикции, очень близки. Важно, что всё больше внимания уделяется не формально-юридическому построению цепочек сделок и корпоративных отношений, а реальному содержанию экономических отношений. Так, если мы говорим о субсидиарной ответственности — очевидно, что отвечать за злоупотребления должно не подставное лицо, а тот, кто действительно принимает решения и получает доходы от неисполнения обязательств перед кредиторами. И такой подход не только не ухудшит — он улучшит положение добросовестных налогоплательщиков.

Часть институтов у нас уже есть, но нам необходимо совершенствовать законодательство и правоприменительную практику — законопослушный бизнес должен рассчитывать на то, что он не будет в худшем положении, чем те, кто обходит закон.

Когда налоговой не удается обанкротить компанию?

Банкротство компаний происходит как по решению учредителей, так и по решению суда. Сегодня, в связи с экономическим кризисом, судебная практика изобилует решениями и исковыми требованиями о банкротстве компаний. В некоторых случаях подобные исковые требования не удовлетворяются судом, и, как ни странно, чем хуже положение компании, тем меньше для нее рисков банкротства по заявлению налоговой.

Банкротство может повлечь неэффективное расходование бюджетных средств

Если должник реально не сможет возместить расходы, связанные с банкротством, то суд может отказать в банкротстве по заявлению налогового органа. В качестве примера можно назвать Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.10.2015 N Ф03-4920/2015 по делу А51-10826/2015. Найдем дело в правовой системе Casebook или сразу перейдем к судебному решению в Caselook, указав в качестве поискового условия его номер.

Суть дела была в следующем. Федеральная налоговая служба обратилась в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о:

  • признании муниципального унитарного предприятия «Гарант» несостоятельным (банкротом) по признакам отсутствующего должника;
  • включении в реестр требований кредиторов суммы задолженности в размере 1 186 772 руб., в том числе 893 736 руб. основного долга;
  • утверждении арбитражного управляющего из числа членов некоммерческого партнерства «Евросибирская саморегулируемая организация арбитражных управляющих».

Определением суда от 07.07.2015, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2015, производство по делу о несостоятельности (банкротстве) МУП «Гарант» прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.10.2015 N Ф03-4920/2015 по делу А51-10826/2015 прекращено производство по делу о банкротстве. Суд основывался на том, что доказательства, обосновывающие вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также полностью или частично может быть погашена задолженность по обязательным платежам, в материалах дела отсутствуют и уполномоченным органом не представлены.

Арбитражные суды обоснованно признали невозможным осуществление процедур банкротства в отношении МУП «Гарант», поскольку это не отвечает задачам и смыслу конкурсного производства, и может повлечь неэффективное расходование бюджетных средств в связи с последующим возложением на ФНС России как на заявителя по делу о банкротстве обязанности возместить судебные расходы по правилам пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно прекратил производство по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

Проведение процедур банкротства будет осуществляться за счет средств федерального бюджета, что является недопустимым

Если на проведение процедур банкротства государство будет тратить свои средства, то суд откажет в иске ИФНС о признании компании банкротом, как это было в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.09.2015 N Ф04-23124/2015 по делу А67-499/2015.

Федеральная налоговая служба в лице инспекции Федеральной налоговой службы по городу Томску 30.01.2015 обратилась в Арбитражный суд Томской области с заявлением о:

  • признании общества с ограниченной ответственностью «Сибстройтехника» несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника;
  • открытии конкурсного производства;
  • включении в третью очередь реестра требований кредиторов 8 029 436 рублей задолженности по обязательным платежам, из которых 6 014 099 рублей 39 копеек — задолженность, 1 905 166 рублей 81 копейка — пени, 110 169 рублей 80 копеек — штрафы.

Определением Арбитражного суда Томской области от 13.04.2015 производство по заявлению ФНС России о признании ООО «Сибстройтехника» несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника прекращено. Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2015 определение суда первой инстанции оставлено без изменения. Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.09.2015 N Ф04-23124/2015 по делу А67-499/2015 производство по делу прекращено.

Суд исходил из того, что в материалах дела отсутствует информация о правах ООО «Сибстройтехника» на имущество, не оформленных в установленном порядке. Доказательств, обосновывающих вероятность поступления в конкурсную массу имущества вследствие привлечения к ответственности лиц, несущих субсидиарную ответственность по обязательствам должника, не представлено. Сведения о других кредиторах, готовых нести расходы по делу о банкротстве ООО «Сибстройтехника» отсутствуют.

Утверждение уполномоченного органа о наличии у него денежных средств, необходимых для покрытия расходов по делу о банкротстве общества за счет бюджетного финансирования в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.10.2004 N 573 «О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников», обоснованно отклонено судом первой инстанции, как противоречащее положениям пунктов 13, 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве».

При отсутствии реальной возможности погасить задолженность должника по обязательным платежам за счет его имущества проведение процедур банкротства за счет средств федерального бюджета повлечет их неэффективное расходование, что является недопустимым.

Банкротство из-за долгов по НДФЛ

В Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.10.2015 N Ф01-4117/2015 по делу А82-3943/2015 суд пришел к выводу о том, что долги по НДФЛ не являются причиной для банкротства компании.

Федеральная налоговая служба России в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Ярославской области обратилась в Арбитражный суд Ярославской области с заявлением о признании банкротом общества с ограниченной ответственностью «Свобода». Но суд не поддержал налоговиков.

В силу пункта 2 статьи 33 Закона N 127-ФЗ заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу — в совокупности составляют не менее 300 000 рублей и не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены. В пункте 1 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что организация, от которой или в результате отношений с которой налогоплательщик получил доходы, является налоговым агентом и несет обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и уплате налога.

Как видно из материалов дела, на дату рассмотрения заявления ФНС России суды установили, что задолженность Общества составила 429 360 рублей 28 копеек, из которых 420 815 рублей 78 копеек — задолженность по перечислению налога на доходы физических лиц, 8544 рубля 50 копеек — по водному налогу. Вместе с тем, поскольку налог на доходы физических лиц исчисляется и уплачивается налоговыми агентами, суды сделали правильный вывод о том, что задолженность по данному налогу не подпадает под понятие обязательного платежа и не может быть квалифицирована как требование об уплате обязательных платежей.

Если налоговая подала иск о банкротстве, это еще не говорит о том, что суд согласится с доводами налоговиков. Кроме того, фактически получается, что чем хуже дела у компании, тем больше шансов избежать банкротства.

Когда суд не даст ИФНС сделать из компании банкрота

Президиум Верховного суда РФ утвердил Обзор отдельных вопросов, которые касаются банкротства юрлиц.

Рассматривалось два вопроса:

1) Как следует поступить судье арбитражного суда в том случае, если к заявлению ИФНС о признании организации-должника банкротом не приложены документы, обосновывающие наличие у нее имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, либо вероятность обнаружения такого имущества в процедурах банкротства?

Читать еще:  Нотариальные действия. Операции с недвижимостью

2) Что делать, если суд такое заявление не принял?

Заявление

В случае когда к заявлению налогового органа о признании организации банкротом не приложены доказательства, подтверждающие наличие у нее имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, заявление подлежит оставлению без движения с последующим возвращением (при непредставлении соответствующих доказательств в установленный судом срок).

В качестве документов, свидетельствующих об отсутствии средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, судами, в частности, могут приниматься во внимание:

  • акты судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания;
  • справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных от Росреестра, ГИБДД, и т.п.;
  • банковские выписки, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;
  • сведения о непредставлении организацией бухгалтерской или налоговой отчетности.

В ситуации, когда названные документы об отсутствии у должника имущества или их часть имеются в поступивших в суд материалах и уполномоченным органом не представлены какие-либо иные доказательства, обосновывающие обратное, в том числе возможность фактического поступления в конкурсную массу денежных средств вследствие привлечения контролирующих лиц к ответственности, суд выносит определение о возвращении заявления о признании должника банкротом, указав в мотивировочной части обстоятельство, послужившее основанием для возвращения, — отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Если указанное обстоятельство обнаружится после принятия к производству заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом, суд выносит определение о прекращении производства по делу, указав в мотивировочной части на отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Между тем в документе говорится, что после возвращения заявления уполномоченного органа о признании должника в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур, налоговики вправе обратиться в суд в общеисковом порядке с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или о возмещении ими убытков.

Напомним, недавно свое слово в деле банкротства юрлиц сказал Конституционный суд. Речь шла о возмещении части расходов на процедуру банкротства с бывшего директора компании. КС в своем Постановлении указал, что налоговикам следовало подумать, прежде чем затевать процедуру банкротства компании, у которой не хватит средств на оплату услуг арбитражного управляющего. Ведь в случае нехватки средств платить их придется инициатору банкротства — то есть УФНС, а это бюджетные средства. А переложить эти расходы на плечи директора — неправильно, отметил КС.

Что с недоимкой

Что же будет с налоговыми долгами компании, если суд отказался принимать у налоговиков заявление о ее банкротстве? Их надо списать, указано в Обзоре.

В этом случае надо руководствоваться пп.4.3 п.1 ст.59 НК, где сказано, что принятие судом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур, определения о возвращении заявления уполномоченного органа, является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию.

Для списания задолженности по указанному основанию не требуется устанавливать каких-либо дополнительных обстоятельств.

При этом такое списание задолженности само по себе не препятствует последующей подаче налоговиками в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

Кроме того, если после возвращения уполномоченному органу заявления о признании организации-должника банкротом в связи с отсутствием средств, необходимых на покрытие расходов по делу о банкротстве, будут выявлены имущество должника, скрываемое им, или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления может быть пересмотрено.

В случае пересмотра определения суд, устанавливая общий объем обязательств должника перед бюджетом, проверяет, были ли налоговым органом восстановлены в соответствии с законодательством РФ суммы, списанные ранее на основании отмененного судебного акта.

Какие последствия банкротства физического лица: негативные, положительные, для родственников и должника

Очевидно для каждого, что банкротство это отчаянный и рискованный шаг в судьбе любого человека. И всякий, кто отважился его совершить, должен давать себе отчет насколько это может повлиять на будущие планы не только его самого, но и близких родственников.

Лишь четко осознавая последствия банкротства физического лица, можно принять верное решение: стоит его осуществлять или нет.

Последствия для должника во время процедуры банкротства

Первые отголоски банкротной процедуры неплательщик может почувствовать еще в ходе ведения дела (см. процедура банкротства физлица). С момента одобрения заявления о несостоятельности (в зависимости от назначения или реструктуризации долгов или реализации имущества) возникают следующие особенности:

В отношении прав на имущество
  • Приобретение собственности (покупка недвижимости, транспорта, дорогостоящих вещей, ценных бумаг, акций, уставных долей и пр.), сбыт своего имущества (продажа, мена и т.п.) возможно лишь с согласия управляющего, а когда введется реализация имущества, то вообще эти операции проводит финуправляющий лично без участия гражданина;
  • Полный запрет на дарение своих активов, внесения их в уставный капитал фирм, кооперативов и пр.;
  • Все регистрационные действия с имуществом (переход права, обременение и пр.) совершает арбитражный управляющий;
  • Отстранение банкрота от всех операций по банковским счетам , депозитам и вкладам (рублевых, валютных). Эти полномочия осуществляет финуправ, в том числе с правом истребования у должника банковских карточек и их блокировки.
Иные личные права
  • Право быть поручителем , выступать гарантом, покупать и продавать долги, закладывать вещи допускается с разрешения финансового управляющего;
  • Запрет на покупку ценных бумаг, долей , акций, паев юр.лиц;
  • Ограничение на загранпоездки (суды вводят такую меру по своему усмотрению, могут по ходатайству кредиторов). Бывают случаи, когда запрет на выезд за рубеж не вводится;
  • Запрет на открытие счетов в банках – с момента реализации имущества возможность открывать/закрывать счета в банковских и других кредитно-финансовых учреждениях остается только у финуправа.
По поводу долгов
  • размер задолженности фиксируется за счет заморозки процентов, штрафов, неустоек, пени и пр.;
  • дела у судебных приставов останавливаются (кроме некоторых: алименты, причинение вреда здоровью и подобные);
  • все иски и претензии принимаются в единственный суд – который ведет банкротное дело;
  • договоры, контракты и соглашения, по которым должнику предоставляют услуги и работы, могут не исполняться по желанию исполнителей (подрядчиков) без учета мнения гражданина;
  • долги оплачиваются в порядке очередности (определяется законом) по плану реструктуризации, а если суд назначил реализацию, то по мере продажи активов должника.

Что ожидать после банкротства – отрицательные моменты

Результат процедуры и оправдывает свои ожидания и приносит неприятные сюрпризы.

Огромным, хотя и единственным, достоинством всей затеи является полное освобождение от долговых обязательств (см. как признать себя банкротом). По факту долги списываются под «0» без оглядки на размер оставшейся задолженности. Перед такими кредиторами, обделенными вниманием и рублем, банкрот чист. При этом не важно, участвовал ли кредитор в процедуре, получив скромную компенсацию, или вообще не знал происходящих событиях, не успев даже заикнуться о своих намерениях. Если суд признал процедуру завершенной, то спрашивать с должника более ничего!

А вот негативных последствий будет куда больше. Перечислим их:

Повторность процедуры
  • подать очередное заявление о несостоятельности можно не ранее чем через 5 лет с момента завершения дела по первому;
  • при этом, если по делу утверждался план реструктуризации, то следующий раз его можно составлять только спустя 8 лет. Это значит, что следующее банкротство (если оно будет назначено ранее 8 лет (допустим, через 5 лет)) будет неполноценным, без возможности реструктуризации (только продажа имущества).
Необходимость информирование других лиц
  • если гражданин реструктуризировал свои неуплаты, то в течение 5 лет после погашения задолженности он не имеет права скрывать это обстоятельство (например, заполняя анкету для получения кредита, в соответствующей графе он должен отметить этот факт своей жизни);
  • если же вводилась распродажа активов, то при получении займов, ссуд и кредитов, эту информацию он должен сообщать ранее, чем назовет свое имя. Да и еще настоять на том, чтобы это было вписано в договор.
Лишение права быть руководителем
  • 3 года после завершения дела нельзя быть ни учредителем, ни руководителем, ни членом правления, совета директор и других правящих органов юр.лиц;
  • если должник был предпринимателем, то такой срок увеличивается до 5 лет, к тому же, потеряв статус индивидуального предпринимателя, его нельзя вернуть в течение этого срока.
Испорченность кредитной истории

В нее вносятся сведения об основных событиях в период процедуры (принятие заявления, завершение расчетов, освобождение от дальнейших обязательств и пр.).

Какие долги остаются за банкротом, которые нельзя списать

Не стоит заблуждаться, что, завершив банкротное дело, одним махом можно покончить со всеми долгами. Имеются обязательства, от которых нельзя избавиться, даже пройдя через всю процедуру банкротства:

  • неуплата алиментов;
  • суммы взыскания за причинение ущерба здоровью, жизни, имуществу;
  • просрочки по выплате зарплаты, выходных пособий (если должник ИП или работодатель в частном порядке);
  • компенсация морального вреда;
  • долги, которые возникли в ходе процедуры, так называемая, текущая задолженность.

Бывает, что и от стандартных недоимок (кредиты, налоги, коммунальные платежи и пр.) после завершения дела нельзя уклониться.

Не обнулится задолженность, если гражданина уличат в нарушениях процедуры банкротства (фиктивное, преднамеренное банкротство, сообщение ложных данных суду, финуправляющему и пр.) или долги были нажиты мошенничеством, обманом, злостным уклонением от их гашения и т.п.

Читать еще:  Слоган для юридической фирмы перспектива

Как отражается банкротство на родственниках

Признание человека финансово несостоятельным – это сугубо индивидуальное событие, однако, происходящее не оставляет в стороне и других лиц. Особо ощутимы отрицательные последствия банкротства физического лица для родственников должника. В первую группу риска входят мужья и жены, потом остальные родные.

Супруг/супруга банкрота
  • Имущество должника, в котором есть доля супруга, принудительно продается (для погашения долгов), мужу/жене должника полагается лишь денежная компенсация в размере его доли. При этом такой размер не всегда бывает экономически выгодным и справедливым. Ведь, если у супругов имеется общая задолженность или один дает обязательство за другого (поручительство, залог, гарантия и пр.), то из доли супруга гражданина погашаются эти обязательства целиком и лишь остаток средств достается мужу/жене.
  • Сделки супруга с имуществом могут быть оспорены (по предположению, что это общее имущество, а личное жены/мужа). Возвращенные вещи идут в реализационную массу. Супругу возвращают долевую часть денег, если что-нибудь останется после расчетов с другой стороной отмененной сделки.

Права у мужа/жены гражданина весьма скудны, они лишь вправе участвовать в вопросах порядка реализации активов, а также в судах по сделкам.

Проблемы у прочих родственников
  • сделки между гражданином и родными, совершенные за год до банкротства, оспариваются управляющим. Практически все они отменяются.
  • члены семьи физлица, в виду контроля со стороны финуправляющего за бюджетом должника, лишаются комфортного существования. Им приходится привыкать к новой жизни, снижая уровень своих запросов и трат.

Их риски могут зависеть от индивидуальности жизненной ситуации, особенностей взаимоотношений с должником, имущественно-экономических связей пр.

Скрытые угрозы

При банкротстве физических лиц последствия для должника не всегда столь очевидны и предсказуемы. Часто поведение гражданина может стать причиной неприятных неожиданностей. Законами предусмотрена уголовная ответственность для неплательщика:

Преднамеренность

Когда гражданин подводит состояние своих дел под признаки несостоятельности, но при этом он мог бы не допустить этого (ст. 196 Уголовного кодекса РФ).

Фиктивность

Должник, создав видимость отсутствия финансов, обращается с заявлением в суд для возбуждения процедуры, хотя на самом деле он достаточно состоятелен (ст. 197 УК РФ). Преследуемая цель: получить отсрочку по уплате долгов на время введения процедуры или вовсе списание (прощение) недоимок.

Неправомерность

Махинации с имуществом (утаивание от кредиторов, тайная продажа, умышленное уничтожение и пр.), расчеты с отдельным кредитором в ущерб другим (вне очереди, без соблюдения пропорциональности и т.п.), незаконные противодействия арбитражному управляющему (ст. 195 Уголовного закона).

  • Преступления считается совершенным, если действия нарушителя причиняют кредиторам ущерб более 1,5 млн. руб.
  • Если убытки меньше, то могут привлечь к административной ответственности по статьям 14.12., 14.13 КоАП РФ.
  • Так же к уголовной (ст. 159.1 УК РФ) или административной ответственности (ст. 14.11 КоАП РФ) могу привлечь за факт утаивания от банков и прочих займодавцев информации о банкротных событиях в жизни гражданина.

Как избежать негативных последствий

Миновать правовые последствия банкротства физлица, открыто предусмотренные законом, удастся вряд ли. Поэтому каждый стоящий в преддверии выбора должен взвесить, что для него выгоднее: инициировать процедуру или не затевать эту игру. Это и есть основное правило, как избежать негативных результатов дела о несостоятельности, то есть нужно определиться для самого себя которое из двух зол меньшее.

Что касается скрытых угроз при прохождении процедуры, то следует придерживаться нескольких простых принципов, чтобы не угодить впросак:

  • Не пытайтесь фальсифицировать документы , подтасовывать обстоятельства (для создания видимости наличия несостоятельности), незаконно манипулировать собственностью (для её увода от кредиторов) и пр. За процедурой следят как кредиторы, так и управляющий. Все они имеют свои интересы, не всегда совпадающие с должником. Поэтому если им дать только повод, то из этого может возникнуть конфликт и большие проблемы;
  • Не отдавайте приоритет какому-либо из кредиторов , так как ущемленные права других могут привести к попыткам возбуждения в отношении Вас уголовного дела или дела об административном правонарушении;
  • Не вступайте в сговор с арбитражным управляющим . Некоторые из них (в основном управляющие порядочные и честные люди) склонны к авантюризму и криминалу. Для них это всего лишь очередной заработок, а для Вас серьезный этап в жизни;
  • Дотошно следите за ведением дела , вникайте во все детали и подробности, участвуйте на всех заседаниях и собраниях. Таким контролем Вы исключите заговоры за Вашей спиной. Пусть Вы не будет понимать значение многих событий, но сам факт Вашего присутствия будет отбивать желание злоупотреблять своим положением, как управляющему, так и отдельному кредитору.

Банкротство предприятия по заявлению налогового органа.

Jurist_arbitr – 06/02/2012 08/09/2016

Права и возможности предприятий – налогоплательщиков по противодействию обвинительной политике налогового органа

В последнее время все чаще и чаще сталкиваюсь с ситуацией, когда налоговый орган для реализации функции по выявлению и взысканию недоплаченных налогов использует следующую схему. Проводит выездную налоговую проверку, устанавливает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, направляет требование о взыскании задолженности по налогам, штрафам и пеням в обслуживающую кредитную организацию, подает в арбитражный суд заявление о признании налогоплательщика банкротом , с использованием подконтрольного арбитражного управляющего обращается с заявлением о привлечении руководителя и учредителей (участников) к субсидиарной ответственности по долгам банкрота. Очевидно, что таким образом налоговый орган фактически выполняет превентивную деятельность для «ретивых» налогоплательщиков, не согласных на стадии проведения выездной налоговой проверки приходить к своеобразному мировому соглашению с руководством инспекции, создавая свою базу арбитражных обвинительных прецедентов.

В статье я хотел бы обсудить права, обязанности и возможности предприятий по противодействию фискальной деятельности, направленной на формирование излишней недоимки по налогам, штрафам и пеням, и привлечению по этим обязательствам физических лиц, контролирующих деятельность организаций.

Как я уже указал, алгоритм действий у налоговых органов един (даже обосновывающие доказательства и доводы в достаточной мере схожи):

  • инициирование выездной (в некоторых случаях, камеральной) проверки, работа исключительно над «неблагонадежными контрагентами», о которой я подробно писал в статье “Необоснованная налоговая выгода и привлечение к ответственности” (поиск массовых руководителей, учредителей, адресов; анализ банковских выписок на предмет существа платежей; допросы генеральных директоров контрагентов и др.)
  • вынесение решения о привлечении налогоплательщика к ответственности по обязательным платежам и утверждение этого решения апелляционной инстанцией – УФНС;
  • выставление требования об уплате недоимки, штрафов и пеней; направление в банк инкассового поручения, постановления о приостановлении движения по счетам организации, возбуждение исполнительного производства;
  • обращение в арбитражный суд с заявлением о признании юридического лица банкротом;
  • подача в рамках дела о банкротстве заявления о привлечении генерального директора и учредителей (участников) общества к субсидиарной ответственности.

Действия налогового органа и подконтрольного арбитражного управляющего

Учитывая, что порядок вынесения решения по результатам проверки мной описан ранее, как и сложившаяся арбитражная практика рассмотрения налоговых споров по необоснованной налоговой выгоде, то далее я рассмотрю мероприятия, инициируемые банкротными отделами налогового органа.

Поскольку НК РФ указывает на вступление решения инспекции в законную силу после утверждения УФНС (в качестве апелляционной инстанции), то, в случае его дальнейшего оспаривания в судебном порядке, не требуется дожидаться решения арбитражного суда. По этой причине, важно реализовывать свои права своевременно: обращаться в арбитражный суд незамедлительно, после получения решения УФНС по апелляционной жалобе налогоплательщика и подавать ходатайство о приостановлении действия оспариваемого решения.

Тем не менее, налоговый орган инициирует процедуру банкротства предприятия. Насколько известно юристам по банкротству, дальнейшей процедурой будет руководить тот арбитражный управляющий, кандидатура которого была представлена в арбитраж заявителем: кредитором или уполномоченным органом . Безусловно, существует ряд арбитражных управляющих, негласно аккредитованных при государственных структурах, которые сотрудничают с ними на взаимовыгодных началах. По результатам проведения наблюдения, арбитражный управляющий обязан составить два документа: анализ финансового состояния должника и заключение о наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства. Вероятность, что у налогоплательщика-банкрота найдутся признаки недобросовестного поведения в виде попытки получения необоснованной налоговой выгоды, очень высока в таком случае.

Субсидиарная ответственность учредителей (участников) и руководителя налогоплательщика

Подтверждением действий должника-налогоплательщика не в интересах кредиторов и государства (бюджета) будут являться не только заключения арбитражного управляющего, но и вступившее в законную силу решение налогового органа .

В процедуре конкурсного производства, на собрании кредиторов уполномоченный орган несомненно проголосует за обращение в арбитражный суд с заявлением о привлечении руководителя и участников (учредителей) должника к субсидиарной ответственности. А рассматривая данное заявление, арбитражный суд обязательно проверит вышеуказанные мной сведения, в том числе содержащиеся в заключении о наличии признаков преднамеренного банкротства предприятия.

Результатом указанных мероприятий будет взыскание всего объема непогашенной налогоплательщиком задолженности с контролирующих его физических (иногда – юридических) лиц. Следует обратить особое внимание на то обстоятельство, что смена контролирующих должника лиц (купля-продажа долей, смена единоличного исполнительного органа, реорганизация компании в какой-либо форме и др.) не снимет ответственность с указанных лиц, т.к. к субсидиарной ответственности привлекаются именно те лица, в период осуществления функций которых и возникла задолженность.

Таким образом, в случае отсутствия своевременного юридического реагирования со стороны налогоплательщика, налоговый орган имеет все возможности для взыскания всего объема недоимки по налогам и сборам, штрафов и пеней с руководителя и участников предприятия-налогоплательщика. При этом, львиная доля принимаемых налоговиками решений не отвечает требованиям материального и процессуального законодательства и может быть отменена на начальных этапах путем подачи юристом по налоговым спорам грамотного заявления в арбитражный суд.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector