Взыскание морального вреда с органа соцзащиты
Expertrating.ru

Юридический портал

Взыскание морального вреда с органа соцзащиты

Возмещения вреда, причиненного госорганами, органами местного самоуправления, должностными лицами

Краткое содержание:

Вопросы регулирования властных отношения между органами и физическими или юридическими лицами всегда волновали как ученых, так и практиков. Особенно остро стоит вопрос о возможности возмещения вреда лицу, в случае причинения его от действий (бездействия) государственных органов и их должностных лиц.

Что такое «вред» по закону?

В статье 1069 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны муниципального образования.

Нормы ст. 1069 ГК РФ охватывают вред, причиненный как личности гражданина (его чести, достоинству и другим нематериальным благам), так и имуществу граждан и юридических лиц (при конфискации, реквизиции и т.д.), как устными, так и письменными актами государственных органов только в сфере своих властных полномочий.

Прежде чем охарактеризовать вред, наступающий по ст. 1069 ГК РФ, необходимо раскрыть его сущность в науке гражданского права.

Традиционно вред подразделяется на имущественный и моральный.

Имущественный вред

Имущественный вред представляет собой отрицательные последствия, выразившиеся в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения права или блага, принадлежащего потерпевшему. Имущественный вред может наступить при нарушении как имущественных (повреждение, уничтожение имущества потерпевшего), так и неимущественных прав (причинение вреда здоровью, что повлекло потерю трудоспособности и потерю заработка).

Денежная оценка имущественных потерь (вред) понимается в науке гражданского права как убытки. Они складываются из:

1. Расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения;

2. Стоимости утраченного или поврежденного имущества потерпевшего;

3. Не полученные потерпевшей стороной доходы, которая она могла бы получить при отсутствии правонарушения.

Удовлетворяя требования о возмещении вреда в соответствии со ст. 1082 ГК РФ, суд в зависимости от обстоятельств дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки. Понятие убытков раскрывается в п. 2 ст. 15 ГК РФ:

под убытками понимаются расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления его нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Возмещение убытков может проявляться по-разному:

• возврат аналогического имущества,

• восстановление положения, имевшего место до нарушения прав.

Также к убыткам можно отнести предоставление льгот определенным категориям граждан. Данное положение нашло свое отражение в практике, а именно в Постановлении федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 марта 2014 г. по делу № А 03-3109/2013, согласно которому расходы, понесенные Обществом в связи с предоставлением льгот многодетным семьям, в силу пункта 2 ст. 15 ГК РФ, являются для него убытками.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 09.04.2002 № 68-О указал, что сохраняющийся в течение длительного времени пробел в законодательном урегулировании порядка возмещения расходов, связанных с предоставлением лицам льгот, не может служить препятствием для разрешения спорных вопросов, если от этого зависит реализация вытекающих из Конституции Российской Федерации прав и законных интересов граждан и организаций, и не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Поскольку до настоящего времени вопрос о распределении соответствующих расходов между бюджетами всех уровней не урегулирован, суды, учитывая правовую позицию, изложенную в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 09.04.2002 № 68-О, обоснованно признали, что расходы, связанные с реализацией положений Указа № 431 подлежат возмещению за счет средств федерального бюджета, поскольку относятся к расходным обязательствам Российской Федерации. В связи с этим сделали правомерный вывод о доказанности Обществом совокупности обстоятельств, необходимых для взыскания с ответчика убытков в сумме 168 434,13 руб.

Довод заявителя жалобы об отсутствии состава правонарушения, предусмотренного статьей 1069 ГК РФ, подлежит отклонению как необоснованный. Фактические затраты Общества являются наступившим вредом в смысле статьи 1069 ГК РФ. Неисполненная обязанность по их возмещению есть противоправность поведения ответчика.

Моральный вред

Кроме имущественного вреда, законодатель предоставляет возможность компенсации морального вреда. Моральный вред выражается в физических, психологических и нравственных страданиях, не имеющих материального эквивалента. Такой вид компенсации способен помочь загладить перенесшие лицом страдания и создать у потерпевшего представление о справедливости.

Моральный вред представляет собой самостоятельные последствия нанесения лицу нематериального вреда и возмещается независимо от наличия имущественного вреда или вместе с имущественным вредом.

Компенсация морального вреда

По общему правилу, моральный вред компенсируется при наличии вины причинителя. Согласно ст. 56 ГПК РФ, обязанность доказать факт причинения вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам, а также незаконность действий должностных лиц возлагается на потерпевшего.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст. 151 ГК РФ; моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Поэтому если незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов нарушаются личные неимущественные права гражданина либо совершается посягательство на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 150 ГК РФ), то он имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда на основании общей нормы (ст. 151 ГК РФ). Это не зависит от того, имеется ли специальная норма, допускающая такую компенсацию для данного правоотношения. Если такими действиями (бездействием) нарушаются имущественные права гражданина, то он имеет право на компенсацию только в случаях, предусмотренных законом.

Это основано на указанном выше п. 2 ст. 2 ГК РФ, в соответствии с которым неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ, а также на абзаце втором ст. 13 ГК РФ, согласно которому в случае признания судом акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительными нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ. А компенсация морального вреда, как указано в этой статье, является одним из способов защиты гражданских прав.

На основании этих норм, например, возможно применение ст. 151 ГК РФ, допускающей компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями должностного лица, ограничивающими такое предусмотренное ст. 150 ГК РФ нематериальное право человека, как право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства (когда ему незаконно отказывают в регистрации по избранному месту жительства или месту пребывания).

Исходя из изложенного, Пленум Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. в п. 4 Постановления разъяснил, что отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретных правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на компенсацию морального вреда.

Перед нами возникает вопрос, возможна ли компенсация морального вреда, причиненного юридическим лицам?

С одной стороны, юридическое лицо не способно испытывать нравственные и моральные страдания, но, с другой стороны, вред может быть нанесен деловой репутации этого юридического лица. Данный вопрос разрешает Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в п. 15 которого сказано, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Но при этом сведения должны быть порочащими, то есть такими, в которых дается оценка деятельности именно организации, а не ее должностных лиц, и доказывание лежит на пострадавшем лице.

Кроме того, в Определении Конституционного суда РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шалафмана Владимира Аракадьевича на нарушение его конституционных прав п. 7 ст. 152 ГК РФ» отмечено, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Таким образом, Конституционный Суд РФ признает, что нематериальный вред, причиненный юридическому лицу, отличен от морального вреда, причиненного гражданину, и имеет свое собственное содержание.

Читать еще:  Образец анкеты на допуск к гостайне форма 4

При этом имеется исключение из общего правила, согласно которому моральный вред компенсируется при наличии вины причинителя. В силу положений ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя этого вреда в случае, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Анализируя вопросы компенсации морального вреда, российские цивилисты еще в дореволюционный период обращали внимание на глубокий нравственный аспект этой проблемы. При этом они отмечали, что деньги, разумеется, не могут возместить субъективных страданий, тяжесть которых не поддается оценке, но они важны как моральное удовлетворение, как задача, основанная на признании государством ошибочного назначения этой меры, на восстановлении попранной справедливости.

Однако моральный вред в соответствии с законодательством может компенсироваться только в денежной форме, взыскивается единовременно судом.

Определение размеров компенсации морального вреда требует пристального внимания судьи при разрешении каждого конкретного спора с учетом установленных обстоятельств, поскольку, несмотря на жаркие дискуссии по этому вопросу, все еще отсутствуют четкие критерии дифференциации морального вреда (хотя прогресс уже наметился).

Так, сначала А.М. Эрделевский, а потом и М.М. Громзин отмечали, что необходимо составить таблицы с помощью обоснованных математических моделей законодательного утверждения, полученных в процессе исследования результатов, которые целесообразно представить в форме инструкции по определению сумм компенсаций морального вреда всех видов. На наш взгляд, такой подход можно использовать только для определения денежного минимума возмещения вреда, и нельзя ставить размер морального вреда в полную зависимость от этого метода.

Важным принципом определения размера компенсации морального вреда является принцип разумности и справедливости.

Характер нравственных страданий потерпевшего должен оцениваться судом с учетом индивидуальных особенностей человека. Все эти сведения также должны устанавливаться судом на основании показаний свидетелей, медицинских документов о состоянии здоровья потерпевшего и других доказательств, которые представляются заинтересованным лицом либо собираются судом по его просьбе. Такие правила предусмотрены действующим законодательством и подлежат исполнению всеми судами Российской Федерации.

Кроме того, п. 2 ст. 151 ГК РФ называет два критерия определения размера компенсации морального вреда:

  • степень вины нарушителя
  • и степень физических и нравственных страданий потерпевшего, связанных с индивидуальными особенностями лица.

Суд принимает во внимание и иные заслуживающие внимания обстоятельства (например, имущественное положения виновного лица). Следует признать, что оценить моральный вред в денежной форме достаточно сложно, поскольку он не поддается точной материальной оценке.

Резюме

Материальный ущерб в соответствии со ст. 15 ГК РФ подлежит возмещению в полном объеме. Стоит отметить, что бремя доказывания наличия и размера убытков, а также размер морального вреда, возлагается на потерпевшего.

Вред может быть причинен как физическому, так и юридическому лицу. При этом они имеют равные права, при защите от действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Кроме этого, как физические, так и юридические лица имеют право на возмещение морального вреда. При этом бремя доказывания наличия и размера убытков, а также размер морального вреда, возлагается на потерпевшего.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек. ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены. Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины. При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб. Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна. Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники. Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека. Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс. руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда. При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Читать еще:  Могу ли я работать сейчас педагогом, если была судимость?

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода. По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь. Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ. Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей. Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации. Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание. Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда. Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г. № 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния). Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред. «Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых. «ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах. Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)». По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами. Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек. Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания». По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая “не боится” анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников. При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же “РЖД” понесет громадные материальные потери, – пояснил он. – Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год. И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Взыскание морального вреда

Как показывает отечественная судебная практика, многим истцам отказывается в удовлетворении ходатайств на возмещение причиненного морального вреда. Причиной этого явления является то, что в ст. 151 ГК указывается на то, что моральный вред связан с причинением человеку нравственных и физических страданий. Одним из обязательных условий для взыскания морального вреда является предоставление доказательств того, что физические и нравственные страдания были причинены конкретным обидчиком. При этом законодательством допускается возможность одновременного истребования средств для возмещения материального и морального вреда.

Читать еще:  Законно ли налогообложение транспортного средства инвалида колясочника?

Как взыскать компенсацию морального вреда

Первое, что стоит сделать истцу, так это подготовить в письменном виде заявление в суд, приложив к своему иску все имеющиеся доказательства. В заявлении на адрес конкретной судебной инстанции необходимо указать следующую обязательную информацию:

  • Свои контактные данные, включая почтовый адрес;
  • Персональные данные обидчика с указанием его места проживания;
  • Изложение обстоятельств дела с их приведением в хронологическом порядке;
  • Перечень доказательной базы в виде списка документов и прочих фактов;
  • Конкретное требование о назначении денежной компенсации.

В заявлении необходимо сослаться на ст. 56 ГПК, которая предусматривает порядок рассмотрения дел, связанных с истребованием компенсации за причиненный нравственный вред. Мало подготовить заявление для рассмотрения, необходимо еще доказать в суде, что имеет место быть реальный ущерб и вина конкретного человека в его причинении.

Как доказать моральный вред

Взыскание компенсации в счет морального вреда требует тщательной проработки вопроса с доказательной базой истца. Многое зависит от характера допущенных правонарушений со стороны истца. К примеру, когда речь идет о клевете, то доказать вину конкретного лица в нанесении нравственного вреда можно, приложив к заявлению вступивший в силу обвинительный приговор. В иных случаях, когда нет приговора суда, придется доказывать виновность конкретного лица и реальность причинения нравственного ущерба другими способами.

В качестве доказательной базы при решении вопросов, связанных с истребованием денежной компенсации при нанесении нравственного ущерба, могут использоваться:

  • Показания свидетелей и заключения экспертов;
  • Любые документы, указывающие на совершение противоправных действий, которые влекут за собой переживания и страдания.

В ст. 1100 ГК предусматривается перечень ситуаций, когда право на взыскание компенсации не зависит от характера вины лица, причинившего вред. Так, возможность истребования компенсации предусмотрена для ситуаций, связанных с нанесением ущерба жизни и здоровью в результате воздействия источника повышенной опасности. К примеру, если истца сбили на пешеходном переходе, то в суде ему не придется доказывать степень виновности водителя.

Также от степени вины, лица причинившего вред, нравственного ущерба не зависит решение вопроса о взыскании компенсации на случай незаконного лишения свободы или распространения ложных и порочащих честь истца сведений в интернете и СМИ. Доказать причинение нравственных и физических страданий в иных ситуациях можно, формально объяснившись в рамках судебного заседания. Допрос сторон дела позволит суду получить исчерпывающую информацию об обстоятельствах дела.

В практике российских судов применяется презумпция причинения морального вреда. Ее смысл сводится к тому, что реальное причинение нравственных страданий будет признаваться до тех пор, пока их отсутствие не удастся доказать обидчику.

Взыскание морального вреда — это право человека, но не его обязанность. Доказать свою правоту в суде можно, используя документальные подтверждения своей позиции. К примеру, если обидчик допустил оскорбления, доказать факт причинения нравственных страданий можно чеками из аптеки на покупку успокоительных, выпиской из больницы при госпитализации с нервным расстройством и чеками о получении платных медицинских услуг.

Важным условием на этапе доказывания реального существования нравственных страданий является подтверждение того, что между действиями (или же бездействием) обидчика и наступившими негативными последствиями имеется прямая причинно-следственная связь. К примеру, когда истец узнал о распространенных обидчиком порочащих сведений, он вызывал на дом скорую помощь, обращался за консультацией к психологу и покупал в аптеке успокоительные средства.

Определение размера компенсации для возмещения нравственного вреда

Истцу требуется не только доказать виновность обидчика, но и правильно определиться с суммой своих исковых требований. Для подсчета суммы денежной компенсации лучше руководствоваться принципом соразмерности. То есть, чем характернее вина и тяжесть наступивших последствий, тем больше может быть сумма возмещения.

В законодательстве не содержится минимального и максимального порога денежной компенсации при возмещении вреда за нравственные страдания. Поэтому главная задача истца – подготовить правильный иск, включив в него:

  • Перечень нарушенных прав со ссылками на законодательные акты;
  • Сумму компенсации, рассчитанной, исходя из принципа соразмерности;
  • Требование о возмещении.

Если до этапа судебного разбирательства ответчик пытался урегулировать ситуацию мирным путем или обращался за помощью к правоохранителям, документальное подтверждение этих совершенных действий необходимо приложить к своему иску.

Если вам необходима профессиональная онлайн-помощь юристов, обращайтесь к нам. Вы можете воспользоваться чатом, где Вам ответят наши специалисты

Цена обиды

Вопрос о взыскании морального вреда всегда вызывает в обществе острую реакцию. Дело в том, что некой единой суммы за нервотрепку, страх, честное имя гражданина не существует. “Прайс-лист” за подобные вещи разный в разных судах. Где-то судьи моральный ущерб, нанесенный человеку, считают на тысячи рублей, а где-то и на миллионы. А еще есть ситуации, когда гражданам в удовлетворении таких требований вообще отказывают.

Так в каких случаях можно идти в суд с иском заплатить за обиду и какие законы при этом надо знать?

Все началось с иска некой гражданки, которая пришла в суд с требованием к соседу компенсировать ей моральный вред. При рассмотрении дела выяснилось следующее: гражданка и ее сосед – собственники одного дома. И каждому принадлежит по половине. Сосед истицы сделал на своей половине ремонт. В общем, реконструкция одной половины дома привела к тому, что вторая половина оказалась в аварийном состоянии.

В cуде женщина показала вступившее в законную силу судебное решение по этому поводу. В этом решении сказано, что реконструкция половины дома признана незаконной и сосед должен возместить гражданке ущерб и устранить недостатки.

Теперь гражданка второй раз пришла в суд с рассказом, что из-за незаконных действий соседа появилась реальная угроза ее жизни и здоровью, все время ремонта она испытывала страх, волнение и “чувство безызвестности относительно своего будущего”. Нанесенный ей моральный вред гражданка оценила в 52 тысячи рублей. Суд с ней согласился частично. Он оценил волнение и страх в меньшую сумму и присудил 15 тысяч рублей. Апелляция с таким расчетом согласилась. Но сосед был против и дошел до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам оба решения отменила. Она не стала возвращать дело в райсуд, а сама приняла новое решение, что бывает крайне редко. Верховный суд истице в просьбе взыскать моральный ущерб отказал. И вот как аргументировал этот отказ.

В Гражданском кодексе есть 151-я статья, в которой сказано, что если гражданину причинен моральный вред действиями, которые нарушают его неимущественные права либо посягают на принадлежащие этому человеку нематериальные блага, то суд вправе обязать заплатить за вред . Под моральным вредом закон понимает физические или нравственные страдания. Был специальный пленум Верховного суда, посвященный проблемам компенсации морального вреда. Там четко сказано – под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием и посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Под этими благами понимаются жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

К моральному вреду так же относятся действия, нарушающие личные, неимущественные права гражданина. Это право на пользование своим именем, право авторства и прочие права по закону об охране прав интеллектуальной деятельности.

По разъяснениям Верховного суда, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родных, невозможностью продолжать общественную жизнь, потерей работы, раскрытие личных, врачебных или семейных тайн. К моральному ущербу так же относится распространение информации, которая не соответствует действительности, фактов, порочащих честь и деловую репутацию гражданина, временное ограничение каких-то его прав. Туда же законом отнесена физическая боль, связанная с причиненным увечьем или заболеванием, которое развилось из-за моральных страданий.

В общем, из Гражданского кодекса и постановления пленума Верховного суда можно сделать вывод, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. В нашем случае основанием для компенсации морального вреда названы истицей действия соседа по незаконной перепланировке половины дома. Из-за этого часть дома истицы приведена в непригодное для жизни состояние. В переводе на юридический язык, основания иска – повреждение общего имущества. А у нас по гражданскому и жилищному законодательству компенсация морального вреда, причиненная нарушением имущественных прав на жилье, – не предусмотрена.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector