Взыскание с работника ущерба сгоревшего автомобиля
Expertrating.ru

Юридический портал

Взыскание с работника ущерба сгоревшего автомобиля

Компания или сотрудник: кто заплатит за ДТП с последствиями

В результате ДТП скончался Игорь Носов*. Виновным аварии суд признал Олега Маркина*: он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК). При этом Маркин во время ДТП был на служебном автомобиле, который принадлежит его работодателю ИП Н. Ф. Заике. Супруга погибшего Ирина Носова* обратилась в суд с иском к ИП Заике о компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. Носова пояснила, что из-за гибели мужа она перенесла большой стресс, это повлияло на ее эмоциональное и психическое состояние, у нее на иждивении осталось двое несовершеннолетних детей.

Белореченский районный суд Краснодарского края удовлетворил иск частично – на 500 000 руб. Он решил, что ИП Заика как владелец источника повышенной опасности обязан возместить не только материальный ущерб, но и компенсировать моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ст. 150, 151, 1099–1101, 1068, 1079 УК). Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение и полностью отказала в иске. По ее мнению, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Маркина в совершении преступления, компенсация морального вреда не подлежит взысканию с работодателя.

Тогда Носова обратилась в Верховный суд. Тот изучил обстоятельства дела и установил, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм действующего законодательства. По мнению ВС, на работодателя как на владельца источника повышенной опасности возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причиненного его работником при исполнении трудовых обязанностей. Таким образом, отметил ВС, принятое судом первой инстанции решение является законным, размер компенсации определен с учетом фактических обстоятельств дела, тяжести причиненного вреда, степени нравственных страданий истца, материального положения ответчика, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции (№ 18-КГ18-29).

ИСТЕЦ: Ирина Носова*

ОТВЕТЧИК: ИП Н.Ф. Заика

СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП со смертельных исходом.

РЕШЕНИЕ СУДА: Отменить апелляционное определение, оставить без изменения решение суда первой инстанции, которым назначена компенсация 500 000 руб.

“ВС исправил ошибку, допущенную апелляцией. Она в нарушение ст. 1068 ГК посчитала ответственным за причинение вреда водителя, состоявшего в трудовых отношениях с владельцем машины. Определение ВС полностью соответствует постановлению Пленума ВС от 26 января 2010 № 1”, – считает адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. “Кроме того, аналогичная позиция отражена в целом ряде определений по конкретным делам: например, № 4-КГ16-15, № 18-КГ15-134, № 41-КГ14-6, № 64-КГ14-1, № 45-КГ13-7”, – добавила адвокат, советник КА “Муранов, Черняков и партнеры” Ольга Бенедская. “С одной стороны, такое регулирование продиктовано обязанностью работодателя обеспечить его работнику безопасную эксплуатацию машины. С другой стороны, оно гарантирует потерпевшему фактическое возмещение вреда, поскольку работник попросту может не располагать большой суммой денег, в то время как работодатель имеет возможность изыскать их за счет реализации авто”, – объяснил юрист национальной ЮК “Митра” Антон Томилин. “В данном случае нет оснований, которые могли бы освободить ИП от возмещения компенсации. В то же время он имеет право регрессного требования денег с работника. Поэтому определение ВС важно для практики, так как все еще встречаются разные позиции судов по аналогичным спорам”, – считает руководитель Коммерческой практики ЮК BMS Law Firm Денис Фролов. Возможно, противоречивая практика связана с изменением законодательства, произошедшим в 2012 году, когда была отменена необходимость выдачи доверенности на управление машиной. “Практика по данному вопросу вообще имеет длительную историю. Еще в Обзоре законодательства ВС за четвертый квартал 2005 года содержалась позиция: в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, юрлица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, с использованием авто), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего”, – рассказала старший юрист КА “Ковалев, Тугуши и партнеры” Ксения Степанищева.

Взыскание с работника ущерба сгоревшего автомобиля

Порядок и условия возмещения ущерба урегулированы в действующем трудовом законодательстве. Условия трудового или иного договора, противоречащие требованиям закона, не должны применяться и признаются недействительными. Поэтому водителю, попавшему в ситуацию, при которой затронуты имущественные интересы работодателя (заказчика), рекомендуется воздержаться от безоговорочного выполнения подобного рода претензий.

Статья 22 Трудового кодекса РФ наделяет работодателя правом привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в установленном порядке, поэтому в каждом отдельном случае ДТП важно разобраться с фактическими основаниями для взыскания ущерба с работника-водителя.

В соответствии с законом ответственность работника – водителя транспортного средства за причинение имущественного ущерба работодателю, наступает только при наличии вины. Вина должна быть доказана и установлена вступившим в законную силу актом.

Статьей 238 ТК РФ закреплена обязанность работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. При этом под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

При этом, работодатель может отказаться права взыскания ущерба с виновного работника, освободив последнего от материальной ответственности (ст. 240 ТК РФ).

Закон защищает права работника, ограничивая размер его ответственности в пределах установленного на момент ДТП среднего месячного заработка по занимаемой должности. Таким образом, по общему правилу, за причинение материального ущерба от повреждения подвижного состава и (или) перевозимого груза, а также компенсированный работодателем вред, причинённый третьим лицам, работник – водитель несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (ст. 241 ТК РФ).

Однако нормы Трудового кодекса РФ (ТК РФ), предусматривают возможность и полноразмерной ответственности работника. Работник – водитель может привлекаться к полной материальной ответственности в виде возмещения причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном размере. Основания, которые влекут за собой полную материальную ответственность и её условия перечислены в статьях 242, 243 ТК РФ.

Можно выделить следующие случаи полной ответственности водителя перед работодателем.

1. Совершение административного правонарушения, повлекшее за собой дорожно-транспортное происшествие и привлечение к административной ответственности, вступившим в законную силу постановлением ГИБДД, суда или иного административного органа.

Рекомендуем к ознакомлению:

Как правило, речь идёт о нарушениях ПДД РФ, ответственность за которые предусмотрена главой 12 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Судебная практика по таким делам основана на позиции, утверждённой пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 “О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю”.

2. Совершение преступления, повлекшего причинение вреда и подтверждённое вступившим в законную силу приговором суда. Это может быть, как умышленное преступление, так и преступление, совершенное по неосторожности, примером которого является состав, указанный в статье 264 УК РФ.

3. Причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. Факт нахождения в состоянии опьянения должен быть доказан и подтверждён актом медицинского освидетельствования или заключением медико-наркологической экспертизы.

4. Совершение дорожно-транспортного происшествия не при исполнении трудовых обязанностей с использованием транспортного средства, принадлежащего работодателю.

Важно знать: ответственность работника – водителя транспортного средства перед работодателем исключается в случаях причинения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны, а равно и при неисполнении работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для поддержания в технически исправном состоянии транспортного средства, вверенного работнику для исполнения трудовых обязанностей.

Порядок возмещения ущерба, причиненного работником работодателю

Порядок возмещения ущерба, причиненного работником работодателю, определен нормами ТК РФ. Его основные положения сводятся к следующим действиям.

  • Установление размера, причиненного водителем-работником ущерба. Его сумма включает в себя все фактические потери, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной регионе на дату возникновения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества (ст. 246 ТК РФ).
  • Проведение работодателем проверки для определения суммы причиненного вреда, а также и причин, и условий его возникновения. На практике эти задачи решаются комиссией, которая создаётся по письменному распоряжению работодателя и осуществляет возложенные на неё полномочия.
  • В ходе проверки, от работника в письменной форме принимается объяснение, по факту обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, принимаются меры к получения необходимых сведений и документов из ГИБДД о ДТП, составляются сметы и расчёты и пр. При отказе водителя излагать требуемую информацию, членами комиссии составляется акт.
  • По завершении работы комиссии, составляется акт проверки, который подписывается всеми её членами. Все материалы, собранные комиссией и итоговое заключение, предоставляются работнику – водителя для ознакомления. При несогласии работник имеет право обжаловать выводы комиссии.
  • На основании акта комиссии работодателем издаётся распоряжение (приказ) о взыскании причиненного ущерба из заработной платы работника, если сумма причиненного ущерба не превышает среднего месячного заработка работника. Такое распоряжение издаётся в срок не превышающий одного месяца с даты установления работодателем окончательного размера причиненного материального вреда.

При несогласии работника – водителя в добровольном порядке возместить причиненный работодателю вред, последний вправе обратиться в суд с иском о возмещении материального ущерба, причинённого в ДТП, включив в сумму требований как прямой ущерб, так и регрессные требования. Ответчиком по такому иску будет признан водитель-участник ДТП. При рассмотрении дела в суде, противостоять ему будут профессиональные юристы, направленные работодателем с целью обратить человека в долговое рабство.

Важно понимать, что шансы на успех у профессионалов на порядок выше, чем у дилетантов. Для того, чтобы добиться справедливости при несогласии с требованиями истца – работодателя, а равно и с виной в ДТП, участник аварии не должен пренебрегать помощью профессиональных юристов.

Для получения ответа на интересующий Вас вопрос, его необходимо разместить в разделе «Комментарии», находящийся в конце каждой профильной статьи. Ответ на вопрос последует после модерации и будет опубликован на сайте.

ДТП с участием транспорта организации

Законодательство предусматривает материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю (ст. 238 Трудового кодекса РФ).

Следует отметить, что если организация заключила договор добровольного страхования КАСКО, то все расходы на ремонт автомобиля, как правило, оплачивает страховая компания. При отсутствии такого договора прямой действительный ущерб – это понесенные компанией затраты на ремонт автомобиля.

Обратите внимание: обязанность работника по возмещению ущерба не зависит от того, был ли с ним заключен договор о полной материальной ответственности. Дело в том, что если сотрудник признан виновным в дорожно-транспортном происшествии (ДТП), то вред причинен скорее всего в результате несоблюдения правил дорожного движения (то есть водитель совершил административный проступок). А согласно пункту 6 статьи 243 Трудового кодекса РФ, это влечет полную материальную ответственность работника перед работодателем.

Доказательством вины служат документы, оформленные ГИБДД: справка об участии в ДТП, протокол об административном правонарушении и постановление о привлечении к административной ответственности.

При этом материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника только в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом. Это подчеркнуто в пункте 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52. Если административное нарушение соответствующим образом не оформлено, ущерб можно взыскать лишь в размере, не превышающем средний месячный заработок работника (ст. 241 Трудового кодекса РФ).

Читать еще:  Можно подать заявление в суд в электронном виде?

Что касается договора о полной материальной ответственности, то необходимо помнить, что он может быть заключен только с определенными категориями работников, входящими в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности… (утвержден постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г. № 85). Иначе правовых последствий такой договор иметь не будет.

Прежде всего надо установить размер ущерба. По общему правилу он определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен (в конкретной местности) на день причинения ущерба, но не ниже остаточной стоимости имущества по данным бухгалтерского учета. Такой порядок предусмотрен статьей 246 Трудового кодекса РФ. То есть сумма ущерба – это понесенные компанией затраты на ремонт автомобиля за минусом страхового возмещения (при наличии страховки).

Кроме того, работодатель обязан установить причины возмещения ущерба. Для этого необходимо получить от работника письменное объяснение (в произвольной форме) – это требование статьи 247 Трудового кодекса РФ. Если работник отказывается от дачи объяснений, оформляют соответствующий акт (также в произвольной форме). Акт подписывают несколько должностных лиц компании.

После того как необходимые бумаги оформлены, приступают к процедуре взыскания. Порядок взыскания ущерба с работника прописан в статье 248 Трудового кодекса РФ. Он зависит от размера причиненного ущерба.

Если сумма не превышает среднего месячного заработка работника, взыскание производится по распоряжению работодателя, то есть в бесспорном порядке. Для этого руководитель компании должен издать соответствующий приказ. При этом, согласно статье 138 Трудового кодекса РФ, общий размер всех удержаний при каждой выплате зарплаты не может превышать 20 процентов.

Издать такой приказ нужно не позднее месяца со дня, когда размер причиненного ущерба был определен окончательно. Если же работодатель этого не сделает, взыскать с работника причиненный им ущерб он имеет право только в судебном порядке.

В судебном порядке подлежит взысканию ущерб и в случае отказа работника возместить сумму, превышающую его средний месячный заработок, добровольно. Если же удержание все-таки было произведено, то это является нарушением, которое работник вправе обжаловать в суде. Учтите: суд, рассматривающий трудовой спор по жалобе работника, в подобной ситуации примет решение о возврате незаконно удержанной суммы.

Добровольно возместить ущерб работник может полностью или частично. По соглашению с работодателем допускается рассрочка платежа (ст. 248 Трудового кодекса РФ). В этом случае работник подписывает письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей.

Поврежденный автомобиль может быть отремонтирован силами самой компании либо в автосервисе.

Налогообложение. Расходы на ремонт основных средств в налоговом учете квалифицируются как прочие и признаются для целей налогообложения прибыли в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат на основании пункта 1 статьи 260 и пункта 5 статьи 272 Налогового кодекса РФ. Это правило применяется, если компания определяет доходы и расходы методом начисления. При кассовом методе затраты на ремонт учитываются после их фактической оплаты (п. 3 ст. 273 Налогового кодекса РФ).

Суммы возмещения ущерба, согласно пункту 3 статьи 250 Налогового кодекса РФ, включаются в состав внереализационных доходов. Следовательно, в качестве внереализационных доходов надо учесть и суммы, подлежащие взысканию с виновного работника.

Как правило, они равны затратам на ремонт автомобиля (включая сумму «входного» НДС, уплаченную автосервису). Однако здесь нужно учесть, что налоговая инспекция скорее всего не разрешит компании принять к вычету «входной» НДС по ремонтным работам. Дело в том, что в данной ситуации, по мнению налоговиков, компания не несет фактических расходов на оплату ремонта: оплата производится за счет денег, взысканных с виновника аварии.

Бухгалтерский учет. Для учета взыскиваемой с работника суммы ущерба используют счет 73 «Расчеты с персоналом по прочим операциям»бычным видам деятельности на дату приемки выполненных работ у исполнителя (п. 7, 18 ПБУ 10/99). Сумма ущерба, взысканная с виновного работника, отражается в составе прочих доходов компании (по кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы»). Это следует из требований пункта 7 ПБУ 9/99. ПБУ 10/99 № 32н № 33н >|ПБУ 9/99 «Доходы организации» и «Расходы организации» утверждены приказами Минфина России от 6 мая 1999 г. и соответственно.| – 14 160 руб. – учтена сумма ущерба, подлежащая взысканию с виновного работника;

ДЕБЕТ 26 КРЕДИТ 60

– 12 000 руб. – отражена стоимость ремонта, выполненного автосервисом;

ДЕБЕТ 19 КРЕДИТ 60

– 2160 руб. – выделен «входной» НДС по ремонтным работам;

ДЕБЕТ 60 КРЕДИТ 51

– 14 160 руб. – оплачен ремонт;

ДЕБЕТ 91 субсчет «Прочие расходы»
КРЕДИТ 19

– 2160 руб. – списан «входной» НДС.

В июле–ноябре 2011 года (ежемесячно):

ДЕБЕТ 26 КРЕДИТ 70

– 40 000 руб. – начислена зарплата Костину за соответствующий месяц;

ДЕБЕТ 70
КРЕДИТ 68 субсчет «Расчеты по НДФЛ»

– 5200 руб. (40 000 руб. × 13%) – удержан НДФЛ;

ДЕБЕТ 70
КРЕДИТ 73 субсчет «Расчеты по возмещению материального ущерба»

– 6960 руб. – удержана часть суммы ущерба из зарплаты водителя.

ВС РФ: когда с сотрудника не получится взыскать ущерб, причиненный чужому автомобилю из-за ДТП

Водитель-экспедитор совершил ДТП. Нарушив ПДД, не учёл метеорологических условий. Из за своей небрежности наехал на автомобиль. К административной ответственности его привлекать не стали, т. к. не было состава правонарушения. Организация возместила ущерб пострадавшему и через суд попыталась взыскать расходы с работника.

Непонятно: почему платил работодатель, а не страховая компания? Ведь ОСАГО должно быть!

Суды первых двух инстанций поддержали работодателя. С сотрудником заключен договор о полной материальной ответственности, ущерб причинен по его вине, размер выплаты потерпевшему экспедитор не оспаривал.

ВС РФ с первыми 2-мя инстанциями не согласился. Верховный суд в решении разъяснил, что полном размере можно взыскать с работника ущерб, если в результате разбора дорожно-транспортного происшествия вынесено постановление об административном наказании, либо о прекращении производства по делу в связи с его малозначительностью. Но в отношении экспедитора таких актов не вынесено.

Договор о полной индивидуальной материальной ответственности в этой ситуации не применяется. В специальный перечень лиц, с которыми заключаются такие договоры, не входят должность водителя и работы по управлению транспортным средством.

Удовлетворяя исковые требования ООО “СПб-ТРАНС” о взыскании с Иванова Ю.А. в порядке регресса денежной суммы причиненного ущерба в полном размере, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что с Ивановым Ю.А. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности. Суд апелляционной инстанции в обоснование правомерности заключения с Ивановым Ю.А. договора о полной индивидуальной материальной ответственности сослался на то, что в Перечне должностей и работ предусмотрены должности экспедитора по перевозке и других работников, осуществляющих получение, заготовку, хранение, учет, выдачу, транспортировку материальных ценностей, а также работы по приему и обработке для доставки (сопровождения) груза, багажа, почтовых отправлений и других материальных ценностей, их доставке (сопровождению), выдаче (сдаче).
Между тем судебными инстанциями не учтено, что исковые требования ООО “СПб-ТРАНС” к Иванову Ю.А. о возмещении ущерба в порядке регресса заявлены в связи с выплатой Обществом в пользу третьего лица Ефремова И.Ю. сумм в возмещение ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего из-за нарушения Ивановым Ю.А., занимавшим должность водителя-экспедитора, как водителем транспортного средства, принадлежащего Обществу, Правил дорожного движения Российской Федерации. Работы по управлению транспортным средством и должность водителя не включены в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества.
Суждение суда первой инстанции в обоснование вывода об удовлетворении иска ООО “СПб-ТРАНС” о том, что требования ООО “СПб-ТРАНС” о возмещении ущерба в порядке регресса основаны на положениях статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и встречный иск о признании такого договора недействительным ответчиком не заявлен, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает ошибочным, поскольку в силу приведенного выше нормативного правового регулирования возложение на работника материальной ответственности в полном размере причиненного работодателю ущерба возможно только при наличии предусмотренных положениями Трудового кодекса Российской Федерации условий.
В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
По данному делу с учетом заявленных исковых требований, возражений на них ответчика Иванова Ю.А. и подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права суду следовало установить наличие предусмотренных законом необходимых условий для возложения на работника Иванова Ю.А. полной материальной ответственности за причиненный работодателю ущерб в результате дорожно-транспортного происшествия при исполнении им трудовых обязанностей водителя.
Однако, такие обстоятельства, имеющие значение для дела, с учетом обоснования исковых требований истцом и подлежащих применению к спорным отношениям норм права, судом не устанавливались, следовательно, вывод судебных инстанций об удовлетворении требования ООО “СПб-ТРАНС” о взыскании с Иванова Ю.А. денежных средств в порядке регресса нельзя признать правомерным.
В связи с изложенным решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390.14 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Читать еще:  Пенсия у военных летчиков в россии

Компания или сотрудник: кто заплатит за ДТП с последствиями

В результате ДТП скончался Игорь Носов*. Виновным аварии суд признал Олега Маркина*: он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК). При этом Маркин во время ДТП был на служебном автомобиле, который принадлежит его работодателю ИП Н. Ф. Заике. Супруга погибшего Ирина Носова* обратилась в суд с иском к ИП Заике о компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. Носова пояснила, что из-за гибели мужа она перенесла большой стресс, это повлияло на ее эмоциональное и психическое состояние, у нее на иждивении осталось двое несовершеннолетних детей.

Белореченский районный суд Краснодарского края удовлетворил иск частично – на 500 000 руб. Он решил, что ИП Заика как владелец источника повышенной опасности обязан возместить не только материальный ущерб, но и компенсировать моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ст. 150, 151, 1099–1101, 1068, 1079 УК). Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение и полностью отказала в иске. По ее мнению, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Маркина в совершении преступления, компенсация морального вреда не подлежит взысканию с работодателя.

Тогда Носова обратилась в Верховный суд. Тот изучил обстоятельства дела и установил, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм действующего законодательства. По мнению ВС, на работодателя как на владельца источника повышенной опасности возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причиненного его работником при исполнении трудовых обязанностей. Таким образом, отметил ВС, принятое судом первой инстанции решение является законным, размер компенсации определен с учетом фактических обстоятельств дела, тяжести причиненного вреда, степени нравственных страданий истца, материального положения ответчика, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции (№ 18-КГ18-29).

ИСТЕЦ: Ирина Носова*

ОТВЕТЧИК: ИП Н.Ф. Заика

СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП со смертельных исходом.

РЕШЕНИЕ СУДА: Отменить апелляционное определение, оставить без изменения решение суда первой инстанции, которым назначена компенсация 500 000 руб.

“ВС исправил ошибку, допущенную апелляцией. Она в нарушение ст. 1068 ГК посчитала ответственным за причинение вреда водителя, состоявшего в трудовых отношениях с владельцем машины. Определение ВС полностью соответствует постановлению Пленума ВС от 26 января 2010 № 1”, – считает адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. “Кроме того, аналогичная позиция отражена в целом ряде определений по конкретным делам: например, № 4-КГ16-15, № 18-КГ15-134, № 41-КГ14-6, № 64-КГ14-1, № 45-КГ13-7”, – добавила адвокат, советник КА “Муранов, Черняков и партнеры” Ольга Бенедская. “С одной стороны, такое регулирование продиктовано обязанностью работодателя обеспечить его работнику безопасную эксплуатацию машины. С другой стороны, оно гарантирует потерпевшему фактическое возмещение вреда, поскольку работник попросту может не располагать большой суммой денег, в то время как работодатель имеет возможность изыскать их за счет реализации авто”, – объяснил юрист национальной ЮК “Митра” Антон Томилин. “В данном случае нет оснований, которые могли бы освободить ИП от возмещения компенсации. В то же время он имеет право регрессного требования денег с работника. Поэтому определение ВС важно для практики, так как все еще встречаются разные позиции судов по аналогичным спорам”, – считает руководитель Коммерческой практики ЮК BMS Law Firm Денис Фролов. Возможно, противоречивая практика связана с изменением законодательства, произошедшим в 2012 году, когда была отменена необходимость выдачи доверенности на управление машиной. “Практика по данному вопросу вообще имеет длительную историю. Еще в Обзоре законодательства ВС за четвертый квартал 2005 года содержалась позиция: в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, юрлица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, с использованием авто), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего”, – рассказала старший юрист КА “Ковалев, Тугуши и партнеры” Ксения Степанищева.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector