Каковы шансы взыскания компенсации за незаконное владение автомобилем?
Expertrating.ru

Юридический портал

Каковы шансы взыскания компенсации за незаконное владение автомобилем?

Каковы шансы взыскания компенсации за незаконное владение автомобилем?

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

При рассмотрении дел об истребовании имущества из чужого незаконного владения необходимо ли доказывать факт извлечения выгоды из использования незаконно используемой вещи, или достаточно того, что вещь находится в незаконном владении?
Обязательно ли подтверждать факт досудебного урегулирования спора?
Каким образом судом устанавливается размер процентов за пользование вещью (движимая вещь, двигатель от автомобиля) на момент вынесения решения?
Возможно ли взыскание процентов за пользование истребуемой вещью на основании ст. 395 ГК РФ?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Для предъявления виндикационного иска факт извлечения выгоды от использования вещи доказывать не нужно (только если собственник не требует возмещения такой выгоды). Также необязательно подтверждать факт досудебного урегулирования спора.
Взыскание процентов за пользование вещью на основании ст. 395 ГК РФ невозможно, т.к. имеет место неосновательное пользование имуществом, а не денежными средствами собственника.

Обоснование позиции:
В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник (или законный владелец, не являющийся собственником (ст. 305 ГК РФ)) вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Поэтому лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения (виндикационным иском), должно доказать, что оно является собственником истребуемой вещи, что оно находится во владении ответчика. Право собственности на движимое имущество (двигатель от автомобиля) доказывается с помощью любых предусмотренных законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права. Данная позиция отражена в п. 32, 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22. Кроме того, для удовлетворения виндикационного иска необходимо обосновать незаконность владения истребуемой вещью (смотрите, например, постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.02.2017 N Ф04-6731/16 по делу N А45-22379/2015, Арбитражного суда Центрального округа от 28.06.2017 N Ф10-2201/17 по делу N А84-2308/2016).
Ни закон, ни судебная практика не обязывают собственника индивидуально-определенной вещи доказывать факт извлечения ответчиком выгоды от использования вещи.
В то же время в соответствии со ст. 303 ГК РФ собственник вправе потребовать не только возврата вещи, но и возврата или возмещения у недобросовестного приобретателя всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения ей. От добросовестного владельца собственник вправе требовать возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.
Поэтому в случае, если в виндикационном иске содержится такое денежное требование, истцу необходимо наряду с вышеперечисленными фактами также доказать наличие доходов, полученных от использования вещи, и их размер, либо тот факт, что ответчик предпринимал меры к извлечению доходов, и соответственно, должен был извлечь их (смотрите, например, постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.02.2016 N Ф03-5901/15 по делу N А59-1169/2015, Арбитражного суда Центрального округа от 29.01.2015 N Ф10-4685/14 по делу N А08-733/2014).
Что касается претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, то такой порядок является обязательным в случаях, предусмотренных законом или договором.
Так, согласно абз. 7 ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагается доказательство, подтверждающее выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором.
В соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Иные споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или договором.
Федеральным законом не предусмотрена обязательность соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по требованию об истребовании имущества из чужого незаконного владения (смотрите, например, постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.07.2018 N Ф07-5959/18 по делу N А56-74328/2017). Однако отметим, что при предъявлении требования, связанного с расчетами при возврате имущества из незаконного владения (ст. 303 ГК), может возникнуть вопрос об обязательности соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по причине сходства такого требования с требованием о возврате неосновательного обогащения (ч. 5 ст. 4 АПК РФ).
К сожалению, судебная практика по данному вопросу нами не обнаружена, но, по нашему экспертному мнению, для предъявления денежного требования, основанного на ст. 303 ГК РФ, соблюдение досудебного порядка урегулирования спора также не требуется. Наша позиция основана на п. 2 ст. 1103 ГК РФ, в соответствии с которым, поскольку иное не установлено правовыми актами и не вытекает из существа отношений, правила о неосновательном обогащении не применяются в отношении требований, вытекающих из возврата имущества из чужого незаконного владения.
Статья 303 ГК РФ имеет приоритет перед общими правилами о возврате неосновательного обогащения (смотрите, например, п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73, Президиума ВАС РФ от 06.04.2004 N 15828/03). Данная норма не предусматривает начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на доход, который был или должен быть извлечен за время незаконного владения чужим имуществом. Незаконное владение вещью является неосновательным пользованием не денежными средствами собственника, а его имуществом, в связи с чем ст. 395 ГК РФ, предусматривающая ответственность за неисполнение денежного обязательства, к рассматриваемым правоотношениям не применяется (определение Верховного Суда РФ от 23.03.2016 N 305-ЭС16 -1176, постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.11.2015 N Ф05-13126/2015).
Суды придерживаются позиции (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 ноября 2015 г. N Ф05-13126/15 по делу N А40-33350/2014), что обязательство возместить доход, который был или должен быть извлечен за время незаконного владения, становится денежным для целей применения ст. 395 ГК РФ только после вступления в законную силу судебного акта, установившего размер соответствующего дохода и сделавшего его определенным.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Елдошева Александра

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Прибыткова Мария

15 января 2019 г.

© ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”. Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Долевая ответственность за ДТП: разъяснения ВС

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 5 августа № 82-КГ19-1 по спору о долевой гражданской ответственности владельца транспортного средства и лица, управлявшего им в момент совершения ДТП со смертельным исходом. Как указала высшая судебная инстанция, долевая гражданская ответственность наступает, если владелец ТС заранее знал, что второе лицо не имеет права на управление им, при этом доля ответственности определяется в зависимости от степени вины каждого из них.

Полагаю, что в очередной раз следует поддержать ВС РФ, справедливо отменивший судебные акты нижестоящих инстанций. В то же время правовая аргументация его выводов представляется несколько размытой. В частности, суд так и не ответил на вопрос: противоправно ли завладел виновник ДТП Челноков автомобилем (нижестоящие суды пришли к выводу, что нет, а ВС РФ указал, что суды это не установили) и что вообще следует считать в такой ситуации противоправным завладением источником повышенной опасности.

В соответствии с п. 1 ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. В рассмотренном ВС РФ деле виновные противоправные действия совершили фактический законный владелец автомобиля Роман Путинцев (один из лиц, допущенных к управлению) и незаконно управлявший машиной в момент совершения ДТП Артем Челноков.

Читать еще:  Как оплатить ремонт в долевой собственности?

Однако следует учитывать, что природа и характер их противоправных действий различаются. Если действия Челнокова, находившегося за рулем в состоянии алкогольного опьянения и нарушившего ПДД, причинили вред непосредственно, то действия Путинцева, выразившиеся в незаконном допуске Челнокова к управлению машиной, являются опосредованной причиной аварии и гибели двух людей. То есть Челноков и Путинцев совершили разные по своей природе противоправные действия, которые в совокупности явились достаточными для причинения вреда (генерального деликта).

При этом солидарная ответственность способна наступить и в случае совершения причинителями вреда разных деликтов. Так, доказывая возможность возникновения солидарных обязательств из разных деликтов, Екатерина Флейшиц приводила следующий пример. Стрелочник, который, невнимательно относясь к исполнению служебных обязанностей, не перевел стрелки, направив таким образом поезд на путь, занятый другим составом, и не заметивший ошибки стрелочника машинист, который повел поезд по этому пути, отвечают каждый отдельно за неосторожное общественно опасное действие, а также за нарушение трудовой дисциплины на транспорте. Однако вред, выразившийся в крушении поезда, причинен ими совместно, поэтому они должны нести ответственность солидарно.

ВС РФ также сделал вывод о совместной ответственности причинителей вреда перед потерпевшими (родственниками погибших), но только не солидарной, а долевой – в зависимости от степени вины каждого. Ведь совершенно очевидно, что если бы Путинцев не допустил Челнокова к управлению автомобилем, то и аварии, скорее всего, не произошло бы. Следовательно, в совершении ДТП может быть и вина Путинцева.

В связи с этим абсолютно верен, на мой взгляд, генеральный вывод ВС РФ о том, что владелец источника повышенной опасности (транспортного средства), передавший полномочия по владению им лицу, в силу различных оснований не имеющему права на управление ТС, о чем было заведомо известно законному владельцу на момент передачи полномочий по управлению, в случае причинения вреда в результате неправомерного использования ТС будет нести совместную с ним ответственность в долевом порядке, в зависимости от степени вины каждого из них – т.е. владельца источника повышенной опасности и лица, которому ТС передано в управление в нарушение специальных норм и правил по безопасности дорожного движения.

Отдельного внимания, по мнению ВС РФ, заслуживает вопрос о том, знал ли Путинцев, что Челноков не вправе управлять автомобилем? Суды это не выяснили, но, можно предположить, что ему было об этом известно. Понимал ли Путинцев, что Челноков находился в состоянии алкогольного опьянения и не мог вести машину? Суды также на этот вопрос не ответили. Скорее всего, Путинцев об этом знал и мог предвидеть страшные последствия своего проступка. Соответственно, нижестоящие суды могли определить степень вины владельца ТС, но не сделали это, на что справедливо обратил внимание ВС РФ. Аналогичным образом нижестоящие суды не учли степень вины Челнокова.

«Однако суды первой инстанции и апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела, в нарушение изложенных выше требований процессуального закона и подлежащих применению норм материального права, не определили эти обстоятельства в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем выводы судебных инстанций об отсутствии оснований для возложения ответственности за причинение материального ущерба и компенсации морального вреда на ответчика Челнокова А.Б. со ссылкой на то, что он не являлся законным владельцем источника повышенной опасности, а доказательства противоправного изъятия Челноковым А.Б. транспортного средства из законного владения Путинцева Р.В. не представлены, не соответствуют подлежащим применению нормам права, сделаны без учета всех юридически значимых обстоятельств дела и, следовательно, являются неправомерными», – указано в определении ВС РФ.

Отдельно следует заострить внимание на логической ошибке, допущенной нижестоящими судами. По сути, Челноков своими действиями причинил вред как истцам, так и Путинцеву, находившемуся в машине вместе с ним. Природа причинения вреда, противоправные действия и причинно-следственная связь одинаковы как для истцов, так и для Путинцева. Несмотря на это, суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Челнокова в пользу Путинцева компенсацию морального вреда, а во взыскании в пользу истцов – отказали. При этом внятной правовой аргументации такого двоякого подхода они не привели.

Что касается собственника автомобиля, Сергея Тараскина, то суды правомерно отказали истцам в требованиях к нему. Так, Тараскин вписал в полис ОСАГО Путинцева, наделив его тем самым правом владения и пользования автомобилем. В силу ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юрлицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления ТС, по распоряжению соответствующего органа о передаче источника повышенной опасности и т.п.).

ВС РФ и ранее указывал, что в таких случаях ответственность будут нести не собственники автомобиля, а законные владельцы, которые фактически управляли им в момент аварии. Например, в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2005 г. (утвержденном Постановлением Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г.) отмечено, что надлежащим ответчиком по делам о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, является лицо, управлявшее автомобилем в момент ДТП, а не собственник или иной законный владелец ТС.

Аналогичную позицию ВС РФ выказывал по другим делам. Например, Определением от 14 марта 2017 г. № 37-КГ17-2 истцам было отказано в удовлетворении требований к собственнику автомобиля из-за отсутствия правовых оснований для взыскания ущерба с собственника ТС, поскольку данная обязанность возлагается на лицо, владеющее источником повышенной опасности в момент причинения вреда.

Таким образом, в этой части решения нижестоящих судов полностью соответствуют практике высшей инстанции.

Резюмируя, следует отметить, что практическая значимость Определения ВС РФ заключается в мощном посыле нижестоящим судам о том, что они должны не формально разрешать споры о возмещении вреда в результате совершения деликта, а исследовать всю совокупность обстоятельств и действий лиц, которые к нему привели. В случаях с ДТП судам следует изучать не только фактическое поведение водителя, непосредственно нарушившего ПДД в момент аварии, но и действия иных лиц, также могущих быть причастными к происшествию, – например, незаконно допустивших к управлению автомобилем лицо, которое не может им управлять, либо халатно отнесшихся к техобслуживанию автомобиля.

При детальном анализе ситуации и выяснении всех фактических обстоятельств дела потерпевшие имеют шанс получить компенсацию от всех действительных причинителей вреда (виновников аварии), а те, в свою очередь, не смогут уйти от гражданско-правовой ответственности, соответствующей степени их вины.

1 См. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения // Курс советского гражданского права. М., 1951. С. 153–154.

Компенсацию за вред при ДТП можно требовать не только с собственника машины

В машине едет компания: мужчина — владелец, его спутница и семья с ребенком. За руль мужчина попросил сесть девушку, так как сам выпил. Девушка не справилась с управлением, машина перевернулась.

В ДТП серьезно пострадала семья пассажиров, а их дочь погибла. Семья потребовала компенсацию — 1 млн рублей за гибель девочки и 500 тысяч за вред здоровью ее маме. В суд подали на девушку-водителя, хотя она не была владельцем машины.

Кто должен компенсировать ущерб пострадавшим?

  • Всегда собственник. Девушка хоть и была за рулем, но она не собственник машины и не отвечает за ущерб. Не всегда. Одна из инстанций тоже так решила, но оказалась неправа. С водителя тоже можно требовать компенсацию.
  • Только водитель. Кто виноват в ДТП , тот и должен платить. Не всё так просто. По закону отвечать за ущерб может законный владелец. Им может быть и собственник, и водитель. Это зависит от того, на каком основании водитель сел за руль.
  • Страховая. Мы платим за полисы, пусть она и возмещает ущерб. Да, но только если это страховой случай, а суммы хватит для полной компенсации. Так бывает не всегда.
  • Водитель или собственник. Всё зависит от отношений между ними и обстоятельств ДТП . Верно. По закону требовать компенсацию можно и с собственника, и с водителя. Кто должен заплатить, решает суд.

Аргументы пострадавших

Девушка была за рулем и не справилась с управлением. Это из-за нее перевернулась машина, погибла девочка и пострадала ее мама.

Девушка села за руль с устного разрешения владельца машины. Он хоть и не выписывал доверенность, но согласился передать управление. Значит, девушка законно управляла автомобилем и должна компенсировать моральный вред пострадавшим.

Читать еще:  Закон о переработке рабочего времени 2019

Аргументы девушки-водителя

Она села за руль по просьбе владельца, который был пьян. Значит, она действовала по его поручению и в его интересах. Машина ей не принадлежит. Устное поручение сесть за руль якобы не оформляет как положено законное управление машиной. Значит, водитель в таком случае как будто и не считается владельцем. В таких случаях за вред отвечает собственник.

Тем более пострадавшие не пристегнулись, а значит, тоже виноваты в последствиях ДТП . Умысел пострадавших — повод смягчить наказание.

Что сказали суды

Моральный вред будет компенсировать водитель.

Собственник доверил девушке управление своим автомобилем. В этот момент она стала владельцем источника повышенной опасности. Иметь для этого письменную доверенность необязательно.

Компенсацию можно требовать с водителя. Он надлежащий ответчик.

Пострадавшие правильно выбрали ответчика. Девушка должна выплатить им 1,4 млн рублей.

Решение районного суда отменить. Водитель не собственник и платить не обязан.

За ущерб, который причинен автомобилем, отвечает его собственник. То есть тот, кому машина принадлежит по документам.

Устное поручение сесть за руль — это не доверенность. Водитель без доверенности не должен отвечать перед пострадавшими. На это якобы нет юридических оснований.

А раз ответчик не тот, то и компенсации пострадавшим пока не будет. По крайней мере, не от девушки, которая села за руль по просьбе водителя.

Ответчика выбрали правильно. Водитель ответит за ущерб.

Автомобиль — это источник повышенной опасности. Если из-за него кому-то причинен вред, возмещать ущерб должен владелец.

По закону владеть источником повышенной опасности можно не только на праве собственности. Есть и другие основания, например аренда или доверенность.

Список таких оснований в законе открытый. Там нет ограничения по форме доверенности — что письменная подходит, а устная нет.

Важен смысл: зачем водитель сел за руль чужой машины. Он управлял автомобилем по своему усмотрению или делал это в интересах собственника как сотрудник?

Если водитель использовал машину по своему усмотрению и с ведома собственника, то именно водитель считается законным владельцем.

По правилам водитель не обязан иметь письменную доверенность на управление машиной. Это требование исключилили из ПДД в 2012 году.

Девушка села за руль при собственнике. Этого достаточно, чтобы считать, что она использовала машину на законном основании и несет за это ответственность.

Другое дело, если есть доказательства, что водитель — это сотрудник собственника. Или что он сел за руль, оказывая собственнику услугу за деньги. Такой водитель — просто участник дорожного движения , а не законный владелец. Требовать с него компенсацию на общих основаниях нельзя.

Итог. Отмену компенсации признали незаконной. Решение апелляции отменили. Дело отправили на пересмотр. Окончательное решение опубликуют на днях, но каким оно будет, уже понятно. При новом рассмотрении суд разберется, получала ли девушка-водитель оплату за свои услуги, но и так ясно, что оплаты не было. Девушке придется выплачивать компенсацию пострадавшим.

С кого требовать компенсацию за вред при ДТП, если это не страховой случай?

По правилам компенсацию нужно требовать с владельца. Владелец в этом случае не то же, что собственник. Владеть автомобилем можно по доверенности или на праве аренды.

Любой водитель может запросто оказаться законным владельцем и ответчиком по иску о возмещении вреда: материального, морального или здоровью.

Но нельзя требовать компенсацию с водителя, который работает на собственника по договору и получает за это деньги. Тогда иск нужно предъявлять тому, на кого оформлена машина.

И если в доверенности указано, что водитель управляет машиной по заданию собственника, в его интересах и за деньги, он тоже может избежать ответственности.

В таких делах могут быть нюансы, поэтому нужно консультироваться с юристом. От того, кто ответчик и как сформулированы требования, может зависеть срок и сумма выплаты.

Эти правила касаются не только морального вреда, но и материального. Например, если страховка не покрывает расходы на ремонт или на лечение понадобилось больше денег, чем выплатила страховая. Или у виновника вообще нет полиса ОСАГО и приходится идти в суд.

Деньги за страдания: можно ли компенсировать моральный вред из-за незаконного штрафа ГИБДД

Административный штраф в отношении жителя Липецка признали незаконным. Он обратился в суд, потребовав компенсировать расходы на адвоката и моральный вред. С первым суды согласились, хотя и снизили размер выплаты. А вот признать, что государство должно заплатить заявителю за “нравственные страдания”, две инстанции отказались. Когда гражданин, которого незаконно привлекли к ответственности, может рассчитывать на выплату за унижения и подозрения в недобросовестности, разбирался Верховный суд.

При взыскании компенсации морального вреда истцы традиционно сталкиваются со сложностями. “Множество людей, незаконно привлеченных к административной ответственности, безрезультатно пытались взыскать хоть какие-то деньги в качестве компенсации морального вреда с казны РФ – в подобных делах фигурируют суммы от 250 до 50000 руб. – однако суды всякий раз отказывали им”,- говорит Максим Самощенков, адвокат “Национальной юридической службы”. Случаются и исключения – как, например, решение Ленинского районного суда г. Махачкалы, по которому заявителю удалось взыскать 10000 руб. с Министерства финансов за моральный вред от незаконного привлечения к административной ответственности.

Однако большинство подобных дел заканчиваются не в пользу заявителя. “Суды слишком узко толкуют понятие нравственных страданий, связывая их исключительно с гибелью близкого родственника, причинением вреда здоровью или незаконным лишением свободы,” – кратко характеризует проблему Михаил Будашевский, юрист “Хренов и партнеры”. Чаще всего заявители не могут доказать факт наличия нравственных страданий, а также причинной связи между страданиями и нарушением их прав, замечает Екатерина Баглаева, юрист “Юков и партнёры”. С такой проблемой столкнулся и житель Липецка Дмитрий Авилкин*. В суде он пытался добиться компенсации морального вреда за незаконное привлечение к административной ответственности. Однако к его аргументам прислушались только в кассации – Верховном суде.

Незаконный штраф

Жителя Липецка Дмитрия Авилкина оштрафовали на 500 руб. за обгон автомобиля, который двигался в том же направлении, в зоне действия знака “Обгон запрещен”. Однако Задонский райсуд Липецкой области, который рассматривал дело об административном нарушениии, производство прекратил. Правонарушения не было, заключили в суде, основываясь на схемах и видеозаписи с места составления протокола – оба автомобиля двигались в попутном направлении на участке дороги, а выезд на встречную полосу был невозможен – она была отгорожена бетонными заграждениями.

Авилкин, потратившийся на адвоката, подал в суд на Минфин и МВД. В иске, направленном в Советский районный суд Липецка (дело № 2-8546/2015

М-7866/2015), он добивался взыскания расходов на адвоката в размере 5000 руб. Он также хотел получить еще 5000 руб. в качестве компенсации морального вреда – сотрудники ГИБДД своими действиями незаконно усомнились в его добросовестности и законопослушности, чем причинили ему нравственные страдания и унизили чувство собственного достоинства, указал он. Взыскать расходы на адвоката получилось – Авилкину присудили 4500 руб. А вот моральный вред компенсировать не удалось. Хотя ГК предусматривает обязанность возместить моральный ущерб гражданину, когда его незаконно привлекли к уголовной ответственности, заключили под стражу, применили подписку о невыезде, арестовали или назначили исправительные работы. Судья Ольга Данилова, на рассмотрение к которой попало дело, указала в решении: ничего из вышеперечисленного с Авилкиным не произошло, а значит компенсация морального вреда ему не полагается.

Апелляция, Липецкий областной суд, оставила решение суда первой инстанции без изменения. Там дополнительно указали, что прекращение производства по делу об административном правонарушении не влечет безусловную компенсацию морального вреда лицу, в отношении которого был составлен протокол. Моральный вред, по версии апелляции, можно было бы компенсировать, только если произошедшее причинило бы истцу физические или нравственные страдания. Однако бесспорных доказательств таких страданий Авилкин не представил, указал Липецкий облсуд. В итоге дело дошло до Верховного суда (дело № 77-КГ16-2). Гражданская коллегия под председательством судьи Вячеслва Горшкова заключила: при рассмотрении дела нижестоящие инстанции допустили ошибки.

Кому заплатят за моральный вред

Позиция Верховного суда опирается на общие правила о возмещении причиненного лицу вреда, предусмотренных ГК РФ (ст. 1064 и 1069). Суд заключил: для разрешения требований Авилкина необходимо установить наличие трех элементов: незаконности акта о привлечении к административной ответственности, наличие нравственных страданий, и связи между страданиями и нарушением личных неимущественных прав заявителя из-за незаконного штрафа.

На деле же суды не указали, почему достоинство, добросовестность и законопослушность истца не подпадает под перечень нематериальных благ из ст. 150 ГК, обратили внимание в Гражданской коллегии ВС. Также суд не учел, что моральный вред может заключаться в испытываемом унижении или другом дискомфорте, и не установил наличие причинно-следственной связи между страданиями истца и его незаконным привлечением к ответственности.

Читать еще:  Как обезопасить оформление кредитной карты через онлайн систему?

Снижение компенсации за судрасходы, мотивированное ссылкой на “требования разумности и справедливости”, также вызвало вопросы у судей Верховного суда. Согласно п.1 ст. 15 ГК, гражданин, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, указали рассматривавшие дело члены гражданской коллегии. Они отменили решение апелляционного суда и отправили дело на новое апелляционное рассмотрение.

На этот раз апелляция постановила взыскать с Министерства финансов РФ в пользу Авилкина 5000 руб. за возмещение убытков – оснований для снижения размера возмещения у суда первой инстанции не было, вслед за ВС признали в Липецком облсуде. Кроме того, истцу компенсировали моральный вред, признав, что незаконное административное преследование связано с “нарушением личного неимущественного права гражданина на достоинство”. Компенсация составила 3000 руб. (дело № 33-3519/2016)

Эксперты поддержали ВС

Позиция Верховного суда по делу Авилкина полностью справедлива, сходятся во мнении опрошенные Право.ru эксперты. “Характер нравственных страданий истца в конкретном случае может влиять лишь на размер компенсации морального вреда, но не на возможность его взыскания в принципе”, – соглашается с мнением ГК ВС Михаил Будашевский.Он надеется, что вынесенное определение будет способствовать более гибкому подходу к взысканию компенсации морального вреда и по другим делам.

Тем не менее, на практике доказать, что нравственные страдания имели место и были связаны с нарушением прав, непросто. “Можно говорить о предоставлении справок от врача, к которому был вынужден обратиться заявитель, чеков из медицинских учреждений, показания свидетелей. Все эти доказательства будут оцениваться судом”, – говорит Екатерина Баглаева.

То, что ВС посчитал, что моральный вред может заключаться в “испытываемом унижении, ином дискомфортном состоянии”, интересно само по себе, замечает Сергей Водолагин, партнер Westside Advisors. “В этом отношении определение Верховного суда может служить ориентиром, расширяющим возможности для возмещения морального вреда, т.к. в нем уточняется, что может под ним пониматься”, – замечает он.

Кроме того, интересно и то, что ВС РФ поставил вопрос о правомерности произвольного снижения судом расходов на адвоката в гражданском процессе, считает он: ведь ниоткуда не следует, что принципы разумности и справедливости, на которую сослались нижестоящие суды при снижении компенсации, достигается тем, что заявитель должен самостоятельно нести часть расходов на адвоката. “Это положение применительно к расходам сторон на юридические услуги может иметь далеко идущие последствия”, – полагает Водолагин.

*Имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Компенсацию за вред при ДТП можно требовать не только с собственника машины

В машине едет компания: мужчина — владелец, его спутница и семья с ребенком. За руль мужчина попросил сесть девушку, так как сам выпил. Девушка не справилась с управлением, машина перевернулась.

В ДТП серьезно пострадала семья пассажиров, а их дочь погибла. Семья потребовала компенсацию — 1 млн рублей за гибель девочки и 500 тысяч за вред здоровью ее маме. В суд подали на девушку-водителя, хотя она не была владельцем машины.

Кто должен компенсировать ущерб пострадавшим?

  • Всегда собственник. Девушка хоть и была за рулем, но она не собственник машины и не отвечает за ущерб. Не всегда. Одна из инстанций тоже так решила, но оказалась неправа. С водителя тоже можно требовать компенсацию.
  • Только водитель. Кто виноват в ДТП , тот и должен платить. Не всё так просто. По закону отвечать за ущерб может законный владелец. Им может быть и собственник, и водитель. Это зависит от того, на каком основании водитель сел за руль.
  • Страховая. Мы платим за полисы, пусть она и возмещает ущерб. Да, но только если это страховой случай, а суммы хватит для полной компенсации. Так бывает не всегда.
  • Водитель или собственник. Всё зависит от отношений между ними и обстоятельств ДТП . Верно. По закону требовать компенсацию можно и с собственника, и с водителя. Кто должен заплатить, решает суд.

Аргументы пострадавших

Девушка была за рулем и не справилась с управлением. Это из-за нее перевернулась машина, погибла девочка и пострадала ее мама.

Девушка села за руль с устного разрешения владельца машины. Он хоть и не выписывал доверенность, но согласился передать управление. Значит, девушка законно управляла автомобилем и должна компенсировать моральный вред пострадавшим.

Аргументы девушки-водителя

Она села за руль по просьбе владельца, который был пьян. Значит, она действовала по его поручению и в его интересах. Машина ей не принадлежит. Устное поручение сесть за руль якобы не оформляет как положено законное управление машиной. Значит, водитель в таком случае как будто и не считается владельцем. В таких случаях за вред отвечает собственник.

Тем более пострадавшие не пристегнулись, а значит, тоже виноваты в последствиях ДТП . Умысел пострадавших — повод смягчить наказание.

Что сказали суды

Моральный вред будет компенсировать водитель.

Собственник доверил девушке управление своим автомобилем. В этот момент она стала владельцем источника повышенной опасности. Иметь для этого письменную доверенность необязательно.

Компенсацию можно требовать с водителя. Он надлежащий ответчик.

Пострадавшие правильно выбрали ответчика. Девушка должна выплатить им 1,4 млн рублей.

Решение районного суда отменить. Водитель не собственник и платить не обязан.

За ущерб, который причинен автомобилем, отвечает его собственник. То есть тот, кому машина принадлежит по документам.

Устное поручение сесть за руль — это не доверенность. Водитель без доверенности не должен отвечать перед пострадавшими. На это якобы нет юридических оснований.

А раз ответчик не тот, то и компенсации пострадавшим пока не будет. По крайней мере, не от девушки, которая села за руль по просьбе водителя.

Ответчика выбрали правильно. Водитель ответит за ущерб.

Автомобиль — это источник повышенной опасности. Если из-за него кому-то причинен вред, возмещать ущерб должен владелец.

По закону владеть источником повышенной опасности можно не только на праве собственности. Есть и другие основания, например аренда или доверенность.

Список таких оснований в законе открытый. Там нет ограничения по форме доверенности — что письменная подходит, а устная нет.

Важен смысл: зачем водитель сел за руль чужой машины. Он управлял автомобилем по своему усмотрению или делал это в интересах собственника как сотрудник?

Если водитель использовал машину по своему усмотрению и с ведома собственника, то именно водитель считается законным владельцем.

По правилам водитель не обязан иметь письменную доверенность на управление машиной. Это требование исключилили из ПДД в 2012 году.

Девушка села за руль при собственнике. Этого достаточно, чтобы считать, что она использовала машину на законном основании и несет за это ответственность.

Другое дело, если есть доказательства, что водитель — это сотрудник собственника. Или что он сел за руль, оказывая собственнику услугу за деньги. Такой водитель — просто участник дорожного движения , а не законный владелец. Требовать с него компенсацию на общих основаниях нельзя.

Итог. Отмену компенсации признали незаконной. Решение апелляции отменили. Дело отправили на пересмотр. Окончательное решение опубликуют на днях, но каким оно будет, уже понятно. При новом рассмотрении суд разберется, получала ли девушка-водитель оплату за свои услуги, но и так ясно, что оплаты не было. Девушке придется выплачивать компенсацию пострадавшим.

С кого требовать компенсацию за вред при ДТП, если это не страховой случай?

По правилам компенсацию нужно требовать с владельца. Владелец в этом случае не то же, что собственник. Владеть автомобилем можно по доверенности или на праве аренды.

Любой водитель может запросто оказаться законным владельцем и ответчиком по иску о возмещении вреда: материального, морального или здоровью.

Но нельзя требовать компенсацию с водителя, который работает на собственника по договору и получает за это деньги. Тогда иск нужно предъявлять тому, на кого оформлена машина.

И если в доверенности указано, что водитель управляет машиной по заданию собственника, в его интересах и за деньги, он тоже может избежать ответственности.

В таких делах могут быть нюансы, поэтому нужно консультироваться с юристом. От того, кто ответчик и как сформулированы требования, может зависеть срок и сумма выплаты.

Эти правила касаются не только морального вреда, но и материального. Например, если страховка не покрывает расходы на ремонт или на лечение понадобилось больше денег, чем выплатила страховая. Или у виновника вообще нет полиса ОСАГО и приходится идти в суд.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector