Кто прав, кто виноват?
Expertrating.ru

Юридический портал

Кто прав, кто виноват?

Кто прав, кто виноват?

Байрон Бомонт – успешный шеф-повар и совладелец пивоварни – возвращается в Денвер, чтобы вместе с братьями открыть ресторан. За год, проведенный в Испании, Байрон достиг небывалых высот в профессии, но не смог забыть Леону Харпер, их страстный роман и ее предательство. Ни время, ни расстояние не помогли залечить рану в душе Байрона, и теперь, вернувшись в родной город, он решает нанять бывшую возлюбленную в качестве дизайнера интерьера нового ресторана. У Леоны тоже есть серьезный повод обижаться на Байрона, и все же она соглашается на эту работу, ведь ей приходится в одиночку воспитывать их общего с Байроном сына, о существовании которого он даже не подозревает…

Сара М. Андерсон
Кто прав, кто виноват?

His Son, Her Secret

Copyright © 2015 by Sarah M. Anderson

© ЗАО “Издательство Центрполиграф”, 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО “Издательство Центрполиграф”, 2016

Глава 1

– Это место настоящая дыра, – объявил Байрон Бомонт, и его слова эхом разнеслись под каменными сводами, невольно вызывая жутковатое чувство.

– Не зацикливайся на том, что есть сейчас, – раздался в телефонной трубке голос старшего брата Мэттью, который предпочел общаться по конференц-связи, вместо того чтобы поехать в Денвер из Калифорнии, где счастливо проживал. – Представляй, каким все станет в будущем.

Байрон еще раз медленно осмотрелся, оценивая масштаб запустения и стараясь не думать о Мэттью и других старших братьях. Все они либо удачно женились, либо были помолвлены, что чрезвычайно удивляло, поскольку до недавнего времени Бомонты не относились к любителям идти под венец.

Не так давно, однако, Байрон собирался жениться, но суровая реальность внесла коррективы в его планы. Пока он зализывал раны, братья – трудоголики и плейбои – все как один нашли себе жен.

Байрон снова оказался единственным, не отвечающим ожиданиям семьи Бомонт.

Он заставил себя сосредоточиться на комнате. Сводчатый потолок местами взмывал ввысь изогнутыми арками, а местами низко нависал над головой. Клочья паутины висели повсюду, включая и единственный источник света – электрическую лампочку, отбрасывающую по углам густые тени. Массивные несущие столбы были равномерно распределены в пространстве и занимали большую часть пола. За низкими окнами в форме полумесяца, покрытыми толстым слоем пыли, виднелись очертания сорняков. В воздухе пахло плесенью.

– И каким все станет в будущем? Надеюсь, это место разрушат до основания.

– Нет, – жестко и властно отрезал Чэдвик Бомонт, самый старший сводный брат Байрона, и, взяв малышку-дочь из рук жены, усадил себе на плечо, чтобы ей было лучше видно. – Мы находимся в помещении под пивоварней. Раньше здесь был погреб, но нам кажется, ты сумеешь придумать что-нибудь оригинальнее.

Байрон фыркнул. Да уж.

Серена Бомонт, жена Чэдвика, встала рядом с Байроном, чтобы Мэттью мог ее видеть.

– Благодаря стараниям Мэттью “Пиво Першерон” получило прекрасный старт, но нам бы хотелось, чтобы пивоварня прославилась не только первоклассным пивом.

– Мы намерены выгодно подчеркнуть достоинства заведения, – сказал Мэттью. – Множество клиентов были недовольны продажей “Пивоварни Бомонт”, утратившей таким образом статус семейного дела. Чем крупнее станет “Пиво Першерон”, тем больше шансов привлечь прежних клиентов.

– А для этого, – подхватила Серена сладким голоском, – нам нужно предлагать им нечто такое, чего невозможно получить в “Пивоварне Бомонт”.

– Филипп работает сейчас с командой графических дизайнеров над созданием эмблемы с упряжкой першеронов , которую мы станем использовать в маркетинговых кампаниях. Вообще, с торговой маркой нужно быть осторожными, – добавил Чэдвик.

– Вот именно, – поддержал Мэттью. – Нам пока нельзя выбирать лошадей своим опознавательным знаком.

Байрон закатил глаза. Ему следовало привезти сестру-близнеца Френсис, на лояльность которой можно рассчитывать, поскольку, похоже, его втягивают в дело, изначально обреченное на провал.

– Вы шутите, что ли? Уж не предлагаете ли вы мне ресторан открыть в этой темнице? – Он многозначительно обвел взглядом пыль и плесень. – Не будет этого. Это дыра. Я в таких условиях готовить не могу, да и обедать здесь тоже, черт подери, никто не пожелает. – Он посмотрел на малышку. – Тут и дышать-то без маски небезопасно. Не представляю, когда последний раз здесь проветривали.

– Ты показала ему кухню? – Мэттью обратился к Серене.

– Нет, но сделаю это прямо сейчас. – Она зашагала в дальнюю часть комнаты с деревянными двустворчатыми дверями на ржавых петлях, таких широких, чтобы проехала повозка, запряженная парой першеронов.

– Я сам, милая, – произнес Чэдвик, видя, что Серена сражается с большой задвижкой, и обратился к Байрону: – Подержи-ка Кэтрин.

Байрон едва не выронил телефон, потому что Кэтрин тоже захотела увидеть своего дядю.

– Эй, тише! – нервно воскликнул он, ничего не смыслящий в детях и не умеющий с ними обращаться. Сколько малышке лет, возможно, годик?

Личико Кэтрин сморщилось и покраснело. Байрон не был уверен, правильно ли держит ее, но в одном не сомневался: этот крошечный человечек собирается расплакаться.

– Э-э-э! Чэдвик? Серена?

К счастью, Чэдвику удалось открыть двери. Те громко протестующе заскрипели, что отвлекло девочку, в следующее мгновение Серена забрала ее из рук Байрона.

– Не за что, – пробурчал Байрон, радуясь, что не уронил ребенка, и понял, что Мэттью смеется. – Что такое?

– Видел бы ты свое лицо! – с трудом выдавил Мэттью, хлопая себя по колену. – Ты хоть раз в жизни держал ребенка на руках?

– Я шеф-повар, а не нянька. А ты хоть раз в жизни взбивал в пену трюфельное масло?

Капитулируя, Мэттью поднял руки:

– Сдаюсь, сдаюсь. К тому же никто не говорил, что открытие нового ресторана потребует от тебя навыков ухода за ребенком.

– Байрон? – Серена жестом пригласила его к дверям. – Иди-ка взгляни.

Он неохотно пересек сырое помещение и поднялся по наклонной платформе, ведущей на кухню. Увиденное потрясло его до глубины души.

В отличие от мрачного грязного подвала кухня за последние двадцать лет явно подвергалась модернизации. Вдоль каменных стен, выкрашенных в белый цвет, стояли ряды начищенных до блеска стальных шкафов, на столах ни единого пятнышка. Лампы дневного света заливали комнату резким светом. Кое-где можно было заметить паутину, однако контраст с подвалом был разительным.

“Тут имеется потенциал”, – подумал Байрон.

– Как мы понимаем, – рассказывал Мэттью, – люди, варившие здесь пиво, переоборудовали кухню и создавали маленькие партии по экспериментальным рецептам.

Байрон подошел к профессиональной плите с шестью конфорками.

– Неплохо, конечно, но для ресторанного обслуживания не предназначено. Я не могу готовить всего на шести конфорках и по-прежнему считаю, что все подлежит сносу. Предпочитаю начинать с чистого листа.

– Разве не этого ты хотел?

– Вот именно, – подхватил, прокашлявшись, Чэдвик. – Мы подумали, что, проведя год в Европе…

– Ты захочешь все начать сначала, – дипломатично закончила Серена. – Обзавестись местом, которое смог бы назвать своим и распоряжаться.

Байрон обвел глазами свою семью, притворяясь, что не понимает, хотя отлично знал, о чем все думают.

– О чем вы толкуете?

Прежде он работал на Рори Макмакена в крупнейшем флагманском ресторане “Соус” в Денвере, но его вышвырнули из-за “творческих разногласий”. Байрон покинул страну и отправился сначала во Францию, потом в Испанию, не в силах вынести критики, которой Макмакен подверг его и всю семью Бомонт в своем кулинарном телевизионном шоу.

Жаль, что они понятия не имеют, как все было на самом деле.

Последний год Байрон намеренно почти не поддерживал связей с родственниками, за исключением сестры-близнеца Френсис, которая сообщала ему семейные новости. Именно от нее он узнал, что Чэдвик развелся и вскоре женился на своей секретарше, удочерив ее малышку, а Филипп собирается вступить в брак с тренером своих лошадей. Кроме того, Френсис рассказывала братьям о передвижениях Байрона.

Он был тронут тем, что семья беспокоится о нем. Более или менее ему удалось уберечь их от последствий своей единственной серьезной ошибки, имя которой Леона Харпер. Теперь же они пытаются убедить его вернуться в Денвер, где он смог бы начать все заново.

Кто прав, кто виноват?

Байрон Бомонт – успешный шеф-повар и совладелец пивоварни – возвращается в Денвер, чтобы вместе с братьями открыть ресторан. За год, проведенный в Испании, Байрон достиг небывалых высот в профессии, но не смог забыть Леону Харпер, их страстный роман и ее предательство. Ни время, ни расстояние не помогли залечить рану в душе Байрона, и теперь, вернувшись в родной город, он решает нанять бывшую возлюбленную в качестве дизайнера интерьера нового ресторана. У Леоны тоже есть серьезный повод обижаться на Байрона, и все же она соглашается на эту работу, ведь ей приходится в одиночку воспитывать их общего с Байроном сына, о существовании которого он даже не подозревает…

Сара М. Андерсон
Кто прав, кто виноват?

His Son, Her Secret

Copyright © 2015 by Sarah M. Anderson

© ЗАО “Издательство Центрполиграф”, 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО “Издательство Центрполиграф”, 2016

Глава 1

– Это место настоящая дыра, – объявил Байрон Бомонт, и его слова эхом разнеслись под каменными сводами, невольно вызывая жутковатое чувство.

– Не зацикливайся на том, что есть сейчас, – раздался в телефонной трубке голос старшего брата Мэттью, который предпочел общаться по конференц-связи, вместо того чтобы поехать в Денвер из Калифорнии, где счастливо проживал. – Представляй, каким все станет в будущем.

Байрон еще раз медленно осмотрелся, оценивая масштаб запустения и стараясь не думать о Мэттью и других старших братьях. Все они либо удачно женились, либо были помолвлены, что чрезвычайно удивляло, поскольку до недавнего времени Бомонты не относились к любителям идти под венец.

Не так давно, однако, Байрон собирался жениться, но суровая реальность внесла коррективы в его планы. Пока он зализывал раны, братья – трудоголики и плейбои – все как один нашли себе жен.

Байрон снова оказался единственным, не отвечающим ожиданиям семьи Бомонт.

Он заставил себя сосредоточиться на комнате. Сводчатый потолок местами взмывал ввысь изогнутыми арками, а местами низко нависал над головой. Клочья паутины висели повсюду, включая и единственный источник света – электрическую лампочку, отбрасывающую по углам густые тени. Массивные несущие столбы были равномерно распределены в пространстве и занимали большую часть пола. За низкими окнами в форме полумесяца, покрытыми толстым слоем пыли, виднелись очертания сорняков. В воздухе пахло плесенью.

Читать еще:  Как забрать своего ребенка из дома малютки

– И каким все станет в будущем? Надеюсь, это место разрушат до основания.

– Нет, – жестко и властно отрезал Чэдвик Бомонт, самый старший сводный брат Байрона, и, взяв малышку-дочь из рук жены, усадил себе на плечо, чтобы ей было лучше видно. – Мы находимся в помещении под пивоварней. Раньше здесь был погреб, но нам кажется, ты сумеешь придумать что-нибудь оригинальнее.

Байрон фыркнул. Да уж.

Серена Бомонт, жена Чэдвика, встала рядом с Байроном, чтобы Мэттью мог ее видеть.

– Благодаря стараниям Мэттью “Пиво Першерон” получило прекрасный старт, но нам бы хотелось, чтобы пивоварня прославилась не только первоклассным пивом.

– Мы намерены выгодно подчеркнуть достоинства заведения, – сказал Мэттью. – Множество клиентов были недовольны продажей “Пивоварни Бомонт”, утратившей таким образом статус семейного дела. Чем крупнее станет “Пиво Першерон”, тем больше шансов привлечь прежних клиентов.

– А для этого, – подхватила Серена сладким голоском, – нам нужно предлагать им нечто такое, чего невозможно получить в “Пивоварне Бомонт”.

– Филипп работает сейчас с командой графических дизайнеров над созданием эмблемы с упряжкой першеронов , которую мы станем использовать в маркетинговых кампаниях. Вообще, с торговой маркой нужно быть осторожными, – добавил Чэдвик.

– Вот именно, – поддержал Мэттью. – Нам пока нельзя выбирать лошадей своим опознавательным знаком.

Байрон закатил глаза. Ему следовало привезти сестру-близнеца Френсис, на лояльность которой можно рассчитывать, поскольку, похоже, его втягивают в дело, изначально обреченное на провал.

– Вы шутите, что ли? Уж не предлагаете ли вы мне ресторан открыть в этой темнице? – Он многозначительно обвел взглядом пыль и плесень. – Не будет этого. Это дыра. Я в таких условиях готовить не могу, да и обедать здесь тоже, черт подери, никто не пожелает. – Он посмотрел на малышку. – Тут и дышать-то без маски небезопасно. Не представляю, когда последний раз здесь проветривали.

– Ты показала ему кухню? – Мэттью обратился к Серене.

– Нет, но сделаю это прямо сейчас. – Она зашагала в дальнюю часть комнаты с деревянными двустворчатыми дверями на ржавых петлях, таких широких, чтобы проехала повозка, запряженная парой першеронов.

– Я сам, милая, – произнес Чэдвик, видя, что Серена сражается с большой задвижкой, и обратился к Байрону: – Подержи-ка Кэтрин.

Байрон едва не выронил телефон, потому что Кэтрин тоже захотела увидеть своего дядю.

– Эй, тише! – нервно воскликнул он, ничего не смыслящий в детях и не умеющий с ними обращаться. Сколько малышке лет, возможно, годик?

Личико Кэтрин сморщилось и покраснело. Байрон не был уверен, правильно ли держит ее, но в одном не сомневался: этот крошечный человечек собирается расплакаться.

– Э-э-э! Чэдвик? Серена?

К счастью, Чэдвику удалось открыть двери. Те громко протестующе заскрипели, что отвлекло девочку, в следующее мгновение Серена забрала ее из рук Байрона.

– Не за что, – пробурчал Байрон, радуясь, что не уронил ребенка, и понял, что Мэттью смеется. – Что такое?

– Видел бы ты свое лицо! – с трудом выдавил Мэттью, хлопая себя по колену. – Ты хоть раз в жизни держал ребенка на руках?

– Я шеф-повар, а не нянька. А ты хоть раз в жизни взбивал в пену трюфельное масло?

Капитулируя, Мэттью поднял руки:

– Сдаюсь, сдаюсь. К тому же никто не говорил, что открытие нового ресторана потребует от тебя навыков ухода за ребенком.

– Байрон? – Серена жестом пригласила его к дверям. – Иди-ка взгляни.

Он неохотно пересек сырое помещение и поднялся по наклонной платформе, ведущей на кухню. Увиденное потрясло его до глубины души.

В отличие от мрачного грязного подвала кухня за последние двадцать лет явно подвергалась модернизации. Вдоль каменных стен, выкрашенных в белый цвет, стояли ряды начищенных до блеска стальных шкафов, на столах ни единого пятнышка. Лампы дневного света заливали комнату резким светом. Кое-где можно было заметить паутину, однако контраст с подвалом был разительным.

“Тут имеется потенциал”, – подумал Байрон.

– Как мы понимаем, – рассказывал Мэттью, – люди, варившие здесь пиво, переоборудовали кухню и создавали маленькие партии по экспериментальным рецептам.

Байрон подошел к профессиональной плите с шестью конфорками.

– Неплохо, конечно, но для ресторанного обслуживания не предназначено. Я не могу готовить всего на шести конфорках и по-прежнему считаю, что все подлежит сносу. Предпочитаю начинать с чистого листа.

– Разве не этого ты хотел?

– Вот именно, – подхватил, прокашлявшись, Чэдвик. – Мы подумали, что, проведя год в Европе…

– Ты захочешь все начать сначала, – дипломатично закончила Серена. – Обзавестись местом, которое смог бы назвать своим и распоряжаться.

Байрон обвел глазами свою семью, притворяясь, что не понимает, хотя отлично знал, о чем все думают.

– О чем вы толкуете?

Прежде он работал на Рори Макмакена в крупнейшем флагманском ресторане “Соус” в Денвере, но его вышвырнули из-за “творческих разногласий”. Байрон покинул страну и отправился сначала во Францию, потом в Испанию, не в силах вынести критики, которой Макмакен подверг его и всю семью Бомонт в своем кулинарном телевизионном шоу.

Жаль, что они понятия не имеют, как все было на самом деле.

Последний год Байрон намеренно почти не поддерживал связей с родственниками, за исключением сестры-близнеца Френсис, которая сообщала ему семейные новости. Именно от нее он узнал, что Чэдвик развелся и вскоре женился на своей секретарше, удочерив ее малышку, а Филипп собирается вступить в брак с тренером своих лошадей. Кроме того, Френсис рассказывала братьям о передвижениях Байрона.

Он был тронут тем, что семья беспокоится о нем. Более или менее ему удалось уберечь их от последствий своей единственной серьезной ошибки, имя которой Леона Харпер. Теперь же они пытаются убедить его вернуться в Денвер, где он смог бы начать все заново.

Кто прав, кто виноват?

His Son, Her Secret

Copyright © 2015 by Sarah M. Anderson

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

– Это место настоящая дыра, – объявил Байрон Бомонт, и его слова эхом разнеслись под каменными сводами, невольно вызывая жутковатое чувство.

– Не зацикливайся на том, что есть сейчас, – раздался в телефонной трубке голос старшего брата Мэттью, который предпочел общаться по конференц-связи, вместо того чтобы поехать в Денвер из Калифорнии, где счастливо проживал. – Представляй, каким все станет в будущем.

Байрон еще раз медленно осмотрелся, оценивая масштаб запустения и стараясь не думать о Мэттью и других старших братьях. Все они либо удачно женились, либо были помолвлены, что чрезвычайно удивляло, поскольку до недавнего времени Бомонты не относились к любителям идти под венец.

Не так давно, однако, Байрон собирался жениться, но суровая реальность внесла коррективы в его планы. Пока он зализывал раны, братья – трудоголики и плейбои – все как один нашли себе жен.

Байрон снова оказался единственным, не отвечающим ожиданиям семьи Бомонт.

Он заставил себя сосредоточиться на комнате. Сводчатый потолок местами взмывал ввысь изогнутыми арками, а местами низко нависал над головой. Клочья паутины висели повсюду, включая и единственный источник света – электрическую лампочку, отбрасывающую по углам густые тени. Массивные несущие столбы были равномерно распределены в пространстве и занимали большую часть пола. За низкими окнами в форме полумесяца, покрытыми толстым слоем пыли, виднелись очертания сорняков. В воздухе пахло плесенью.

– И каким все станет в будущем? Надеюсь, это место разрушат до основания.

– Нет, – жестко и властно отрезал Чэдвик Бомонт, самый старший сводный брат Байрона, и, взяв малышку-дочь из рук жены, усадил себе на плечо, чтобы ей было лучше видно. – Мы находимся в помещении под пивоварней. Раньше здесь был погреб, но нам кажется, ты сумеешь придумать что-нибудь оригинальнее.

Байрон фыркнул. Да уж.

Серена Бомонт, жена Чэдвика, встала рядом с Байроном, чтобы Мэттью мог ее видеть.

– Благодаря стараниям Мэттью «Пиво Першерон» получило прекрасный старт, но нам бы хотелось, чтобы пивоварня прославилась не только первоклассным пивом.

– Мы намерены выгодно подчеркнуть достоинства заведения, – сказал Мэттью. – Множество клиентов были недовольны продажей «Пивоварни Бомонт», утратившей таким образом статус семейного дела. Чем крупнее станет «Пиво Першерон», тем больше шансов привлечь прежних клиентов.

– А для этого, – подхватила Серена сладким голоском, – нам нужно предлагать им нечто такое, чего невозможно получить в «Пивоварне Бомонт».

– Филипп работает сейчас с командой графических дизайнеров над созданием эмблемы с упряжкой першеронов[1], которую мы станем использовать в маркетинговых кампаниях. Вообще, с торговой маркой нужно быть осторожными, – добавил Чэдвик.

– Вот именно, – поддержал Мэттью. – Нам пока нельзя выбирать лошадей своим опознавательным знаком.

Байрон закатил глаза. Ему следовало привезти сестру-близнеца Френсис, на лояльность которой можно рассчитывать, поскольку, похоже, его втягивают в дело, изначально обреченное на провал.

– Вы шутите, что ли? Уж не предлагаете ли вы мне ресторан открыть в этой темнице? – Он многозначительно обвел взглядом пыль и плесень. – Не будет этого. Это дыра. Я в таких условиях готовить не могу, да и обедать здесь тоже, черт подери, никто не пожелает. – Он посмотрел на малышку. – Тут и дышать-то без маски небезопасно. Не представляю, когда последний раз здесь проветривали.

– Ты показала ему кухню? – Мэттью обратился к Серене.

– Нет, но сделаю это прямо сейчас. – Она зашагала в дальнюю часть комнаты с деревянными двустворчатыми дверями на ржавых петлях, таких широких, чтобы проехала повозка, запряженная парой першеронов.

– Я сам, милая, – произнес Чэдвик, видя, что Серена сражается с большой задвижкой, и обратился к Байрону: – Подержи-ка Кэтрин.

Байрон едва не выронил телефон, потому что Кэтрин тоже захотела увидеть своего дядю.

Читать еще:  Вредность труда участковых медсестер

– Эй, тише! – нервно воскликнул он, ничего не смыслящий в детях и не умеющий с ними обращаться. Сколько малышке лет, возможно, годик?

Личико Кэтрин сморщилось и покраснело. Байрон не был уверен, правильно ли держит ее, но в одном не сомневался: этот крошечный человечек собирается расплакаться.

– Э-э-э! Чэдвик? Серена?

К счастью, Чэдвику удалось открыть двери. Те громко протестующе заскрипели, что отвлекло девочку, в следующее мгновение Серена забрала ее из рук Байрона.

– Не за что, – пробурчал Байрон, радуясь, что не уронил ребенка, и понял, что Мэттью смеется. – Что такое?

– Видел бы ты свое лицо! – с трудом выдавил Мэттью, хлопая себя по колену. – Ты хоть раз в жизни держал ребенка на руках?

– Я шеф-повар, а не нянька. А ты хоть раз в жизни взбивал в пену трюфельное масло?

Капитулируя, Мэттью поднял руки:

– Сдаюсь, сдаюсь. К тому же никто не говорил, что открытие нового ресторана потребует от тебя навыков ухода за ребенком.

– Байрон? – Серена жестом пригласила его к дверям. – Иди-ка взгляни.

Он неохотно пересек сырое помещение и поднялся по наклонной платформе, ведущей на кухню. Увиденное потрясло его до глубины души.

В отличие от мрачного грязного подвала кухня за последние двадцать лет явно подвергалась модернизации. Вдоль каменных стен, выкрашенных в белый цвет, стояли ряды начищенных до блеска стальных шкафов, на столах ни единого пятнышка. Лампы дневного света заливали комнату резким светом. Кое-где можно было заметить паутину, однако контраст с подвалом был разительным.

«Тут имеется потенциал», – подумал Байрон.

– Как мы понимаем, – рассказывал Мэттью, – люди, варившие здесь пиво, переоборудовали кухню и создавали маленькие партии по экспериментальным рецептам.

Байрон подошел к профессиональной плите с шестью конфорками.

– Неплохо, конечно, но для ресторанного обслуживания не предназначено. Я не могу готовить всего на шести конфорках и по-прежнему считаю, что все подлежит сносу. Предпочитаю начинать с чистого листа.

– Разве не этого ты хотел?

– Вот именно, – подхватил, прокашлявшись, Чэдвик. – Мы подумали, что, проведя год в Европе…

– Ты захочешь все начать сначала, – дипломатично закончила Серена. – Обзавестись местом, которое смог бы назвать своим и распоряжаться.

Байрон обвел глазами свою семью, притворяясь, что не понимает, хотя отлично знал, о чем все думают.

– О чем вы толкуете?

Прежде он работал на Рори Макмакена в крупнейшем флагманском ресторане «Соус» в Денвере, но его вышвырнули из-за «творческих разногласий». Байрон покинул страну и отправился сначала во Францию, потом в Испанию, не в силах вынести критики, которой Макмакен подверг его и всю семью Бомонт в своем кулинарном телевизионном шоу.

Жаль, что они понятия не имеют, как все было на самом деле.

Последний год Байрон намеренно почти не поддерживал связей с родственниками, за исключением сестры-близнеца Френсис, которая сообщала ему семейные новости. Именно от нее он узнал, что Чэдвик развелся и вскоре женился на своей секретарше, удочерив ее малышку, а Филипп собирается вступить в брак с тренером своих лошадей. Кроме того, Френсис рассказывала братьям о передвижениях Байрона.

Он был тронут тем, что семья беспокоится о нем. Более или менее ему удалось уберечь их от последствий своей единственной серьезной ошибки, имя которой Леона Харпер. Теперь же они пытаются убедить его вернуться в Денвер, где он смог бы начать все заново.

Чэдвик начал что-то говорить, но замолчал и переглянулся с женой. Байрону эти взгляды были как соль на рану.

Кто прав кто виноват

Здравствуйте. Пишу первый раз и прошу помощи у вас.
В общем ситуация такая мы с другом (к слову нам по 17 лет) гуляли
Мимо ннас прошёл его отчим и начал унижать друга. После того как они словесносно повысказывали что они думают о друге он ушёл
Через какое то время его отчим написал ему в соц. Сети где он его очень сильно унижал. Мой друг предложил ему встретится, тот в свою очередь согласился через некоторое время мы пришли к его дому
А этот мужик сразу выбежал и ударил моего друга черенком от лопаты, я попытался защитить друга и в то время пока я подбегал к ним он ударил и меня этим же черенком
После всего этого он побежал и мы с другом пытались его догнать и периодически нам это удавалось и дали ему всего несколько раз в область лица)
После чего мы вызвали полицию и написали на него заявление
И тут узнаем что он написал на нас заявление якобы за то что ты его избили хотя на нем нет ни синяка а у меня пробита голова
А у друга опухла рука
Хочу спросить кто в таких ситуациях разбирается кто прав кто виноват
ps. если что то не понятно я дополню
Pss надеюсь на вашу помощь

Дубликаты не найдены

Бля, как будто рассказ Д. Хармса прочитал.

ну сходили, разобрались? 🙂

никто не виноват, все дегенераты.

рекомендую вам с другом искать хоть какого нибудь юриста. А то получите условки, и будете эту историю потом всю жизнь вспоминать.

А разве это не вы к нему на разборки пришли?))

его слово , против вашего слова, вот и все.

Ищи свидетелей, которые подтвердят твои слова. Ищи юриста, который впишется за тебя, и бабки на юриста ищи.

А иначе менты сами решат кто там кого первый начал мутузить.
А судя по тому что ты небольшого ума, раз прибежал сюда советоваться по таким вопросам – решат не в твою пользу.

Вообще не страдай х-ней впредь. Иди в армию, и кореша своего забери. А то вы присядете такими темпами, это факт.

Как скушна я живу. ©

он тебе реально пробил череп или ты словами “пробита голова” легкое рассечение называешь ?

История конечно 146 из 146.

Идете и фиксируете травмы в травм пункте, так вас 2е и вы биты закон на вашей стороне.

Черенок хуйня, мог и лезвием ебнуть!

Или черенок вместо хуйни.

Почему я не удивлен, что им нахреначили. И слог автора- это нечто

Скорее всего шли бухие, отчим сделал замечание. Кровь взыграла и вы решили его отпиздить. Пришли на разборки и получили палкой по голове )

ебать, тонна соплей. главное не размножайтесь

Господи, я и не знал, что свет носит таких одарённых сверстников.

Угроза

Моя мама живет в частном доме. Сегодня по смс ей поступило сообщение следующего характера.

Сегодня она улетает в отпуск за границу. Видимо, какая-то тварь решила поиздеваться над ней. Перезвонила я по этому номеру, недоступен. Что делать? Писать заявление в полицию? Что сделать, чтоб не отмахнулись? Реально ли найти эту тварь? Помогите, пожалуйста

UPD Всем ответившим спасибо, простите, была напугана, даже в гугл не заглянула. По итогу: заявление может подать только она (мама позвонила в 112, там приняли устно), страховку и доверенность оформить не успели (она уже на регистрации) да и частный дом с печным отоплением застраховать непросто, злоумышленнику ничего не будет (статью об угрозе уничтожения имущества так и не приняли, ждите, когда все сгорит к чертям). Дом под охраной,(сигнализация установлена уже лет 10 как), но все равно ссыкотно.

Звонок из полиции

В мае этого года со мной произошла неприятная история. Случилась драка, в ходе которой я был задержан полицией, а второй участник (хитрый господин из солнечной Абхазии) каким-то образом успел съездить к доктору и привезти от него справку о том, что у него сломан нос. С нас были взяты объяснения, в которых я и мои свидетели указали, что первый удар (сзади) был нанесен этим хитрым господином (так оно и было на самом деле), а второй (мой), и приведший к травме, лишь последствия первого. Заявление тот господин писать не стал, я посидел в полиции до утра и был отправлен восвояси с бумагой о необходимости оплаты штрафа в 1000 рублей.

Так вот, 30 мин. назад позвонили из полиции и сказали, что материал вернулся, попросили прибыть для дачи объяснений. Я с таким не сталкивался никогда, в полиции первый раз был после данного инцидента, в общем, опыта в подобных делах не имею совсем. Заглянул сейчас в гугл, от обилия различных статей и их объема у меня голова поехала кругом. Поэтому обращаюсь к вам, пикабушники из Лиги юристов, в кратце, если есть такая возможность, расскажите, как вести себя при опросе, какие вопросы задавать, может, нужно скопировать материалы дела и тд? И вообще, что может мне грозить при самом неблагоприятном стечении обстоятельств.

Пикабушники Омска в частности и всея сайта в целом- призываю вас!

Внимание длиннопост! Очень прошу в горячее, коменты для минусов приложены.

Вот уж никогда не думал, что сам попаду в такую ситуацию, когда буду просить здесь о помощи, но человек предполагает. А кто-то, за то что нападал на тебя с ножом, еще хочет и денег с тебя поиметь.

Очень срочно ищутся свидетели произошедшей чуть более года назад ( а именно 1.05. 2016) дорожной размолвки в городе Омске, на перекрестке улиц Дианова и Дергачева (район АТ маркет). Понимаю, что шансы на успех крайне малы, но верю в магию Пикабу.

Год назад, выезжая из двора по адресу Дианова 16, на перекрестке , у меня произошел конфликт с водителем чуть ранее не пропустившей меня машины. Так получилось, что небольшая дворовая перепалка заимела продолжение, так как выезд из двора один и на перекрестке. на запрещающий сигнал светофора, я просто просто вынужден был остановиться за машиной несовсем адекватного субъекта, с кем имел неудовольствие поцапаться ранее. Мы вышли из машин, с какой целью – да не с какой, как я тогда думал. Но словесная перепалка очень быстро закончилась и субъект начал пытаться утвердиться в споре при помощи природных, физических данных. К его сожалению это не возымело должного эффекта (190 мой рост, вес в районе 100) и тогда он направился к своей машине. К слову уже загорался зеленый и я решил, что разъезжаемся. Однако субъект не торопился покидать перекресток (моя машина была заблокирована его машиной с переди и уже собравшимися другими участниками движения сзади) , покопавшись в районе водительского сиденья он достал нож и двинулся в мою сторону. Надо заметить, что в этот момент , в моей машине, находилась моя жена, на 6ом месяце беременности, и мой младший брат. Естественно, что видя копошения субъекта в своем автомобиле и слыша при этом угрозы я был готов к появлению стороннего предмета и сам двинулся к багажнику за балонным ключом. Но вот ножа я не ожидал. Началась беготня вокруг машин, он за мной, я от него. В этот момент мой брат (отмечу, что парню , на тот момент, 18 лет, неоднократный призер математических олимпиад, поступил на бюджет в РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина в Москве), который ни разу не боец ММА, просто вышел из машины с целью элементарно докричаться, что пора завязывать. Его приметил субъект и, не догнав меня, схватил его за рукав, приставив к его груди нож ( в вертикальном положении) и начал обращаться ко мне:” Ты этого хочешь. ” Естественно я испугался за брата, начал просить отпустить его. парень был совершенно ни при чем. Тогда он одернув в сторону брата, отпустил его и нанес два удара рукоятью ножа по лобовому стеклу моего автомобиля, направился к своей машине и укатил. А я остался с женой, в истерике на заднем сиденье, братом, которого аж подтряхивало и разбитым лобовым. К слову очень хочу поблагодарить двух парней, которые сразу подошли ко мне и оставили свои данные, что они все видели и я могу на них рассчитывать (Джонян А.В. и Толстов В.Ю. пишу вас полностью только с одной целью – сказать СПАСИБО, что вы подошли. Ваши показанию, в дальнейшем, сыграли решающую роль, в деле о возмещении ущерба, вот только денег от него нет до сих пор, да и я Вас так толком и не отблагодарил).

Читать еще:  В течение какого срока работодатель должен рассчитаться с работником?

Шло время, мы выиграли 3 процесса, по поводу возмещения материального вреда, на протяжении которых субъект судорожно уверял, что он вообще ничего не делал, а лишь отбивался от меня. И вот, спустя год, когда мои главные свидетели разъехались ( один пошел в армию, другой сейчас в Москве), на меня прилетает заявление от него по статье 115 ч 1. И он хочет отсудить у меня 150 т.р. Мотивируя (внезапно) сломанным носом, какими то левыми свидетелями (которых ранее нет ни в одном протоколе) и, как он делал это и ранее, просто неся полнейшую ахинею.

Если кто то из ваших знакомых, или вы сами, проживаете на левом берегу, в том районе, или просто проезжали мимо и видели весь этот кавардак, или располагаете видео записью ( что было бы просто отлично) очень прошу отозваться. Заранее благодарен.

Сара Андерсон – Кто прав, кто виноват?

Сара Андерсон – Кто прав, кто виноват? краткое содержание

Байрон Бомонт – успешный шеф-повар и совладелец пивоварни – возвращается в Денвер, чтобы вместе с братьями открыть ресторан. За год, проведенный в Испании, Байрон достиг небывалых высот в профессии, но не смог забыть Леону Харпер, их страстный роман и ее предательство. Ни время, ни расстояние не помогли залечить рану в душе Байрона, и теперь, вернувшись в родной город, он решает нанять бывшую возлюбленную в качестве дизайнера интерьера нового ресторана. У Леоны тоже есть серьезный повод обижаться на Байрона, и все же она соглашается на эту работу, ведь ей приходится в одиночку воспитывать их общего с Байроном сына, о существовании которого он даже не подозревает…

Кто прав, кто виноват? – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Сара М. Андерсон

Кто прав, кто виноват?

His Son, Her Secret

Copyright © 2015 by Sarah M. Anderson

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

– Это место настоящая дыра, – объявил Байрон Бомонт, и его слова эхом разнеслись под каменными сводами, невольно вызывая жутковатое чувство.

– Не зацикливайся на том, что есть сейчас, – раздался в телефонной трубке голос старшего брата Мэттью, который предпочел общаться по конференц-связи, вместо того чтобы поехать в Денвер из Калифорнии, где счастливо проживал. – Представляй, каким все станет в будущем.

Байрон еще раз медленно осмотрелся, оценивая масштаб запустения и стараясь не думать о Мэттью и других старших братьях. Все они либо удачно женились, либо были помолвлены, что чрезвычайно удивляло, поскольку до недавнего времени Бомонты не относились к любителям идти под венец.

Не так давно, однако, Байрон собирался жениться, но суровая реальность внесла коррективы в его планы. Пока он зализывал раны, братья – трудоголики и плейбои – все как один нашли себе жен.

Байрон снова оказался единственным, не отвечающим ожиданиям семьи Бомонт.

Он заставил себя сосредоточиться на комнате. Сводчатый потолок местами взмывал ввысь изогнутыми арками, а местами низко нависал над головой. Клочья паутины висели повсюду, включая и единственный источник света – электрическую лампочку, отбрасывающую по углам густые тени. Массивные несущие столбы были равномерно распределены в пространстве и занимали большую часть пола. За низкими окнами в форме полумесяца, покрытыми толстым слоем пыли, виднелись очертания сорняков. В воздухе пахло плесенью.

– И каким все станет в будущем? Надеюсь, это место разрушат до основания.

– Нет, – жестко и властно отрезал Чэдвик Бомонт, самый старший сводный брат Байрона, и, взяв малышку-дочь из рук жены, усадил себе на плечо, чтобы ей было лучше видно. – Мы находимся в помещении под пивоварней. Раньше здесь был погреб, но нам кажется, ты сумеешь придумать что-нибудь оригинальнее.

Байрон фыркнул. Да уж.

Серена Бомонт, жена Чэдвика, встала рядом с Байроном, чтобы Мэттью мог ее видеть.

– Благодаря стараниям Мэттью «Пиво Першерон» получило прекрасный старт, но нам бы хотелось, чтобы пивоварня прославилась не только первоклассным пивом.

– Мы намерены выгодно подчеркнуть достоинства заведения, – сказал Мэттью. – Множество клиентов были недовольны продажей «Пивоварни Бомонт», утратившей таким образом статус семейного дела. Чем крупнее станет «Пиво Першерон», тем больше шансов привлечь прежних клиентов.

– А для этого, – подхватила Серена сладким голоском, – нам нужно предлагать им нечто такое, чего невозможно получить в «Пивоварне Бомонт».

– Филипп работает сейчас с командой графических дизайнеров над созданием эмблемы с упряжкой першеронов[1], которую мы станем использовать в маркетинговых кампаниях. Вообще, с торговой маркой нужно быть осторожными, – добавил Чэдвик.

– Вот именно, – поддержал Мэттью. – Нам пока нельзя выбирать лошадей своим опознавательным знаком.

Байрон закатил глаза. Ему следовало привезти сестру-близнеца Френсис, на лояльность которой можно рассчитывать, поскольку, похоже, его втягивают в дело, изначально обреченное на провал.

– Вы шутите, что ли? Уж не предлагаете ли вы мне ресторан открыть в этой темнице? – Он многозначительно обвел взглядом пыль и плесень. – Не будет этого. Это дыра. Я в таких условиях готовить не могу, да и обедать здесь тоже, черт подери, никто не пожелает. – Он посмотрел на малышку. – Тут и дышать-то без маски небезопасно. Не представляю, когда последний раз здесь проветривали.

– Ты показала ему кухню? – Мэттью обратился к Серене.

– Нет, но сделаю это прямо сейчас. – Она зашагала в дальнюю часть комнаты с деревянными двустворчатыми дверями на ржавых петлях, таких широких, чтобы проехала повозка, запряженная парой першеронов.

– Я сам, милая, – произнес Чэдвик, видя, что Серена сражается с большой задвижкой, и обратился к Байрону: – Подержи-ка Кэтрин.

Байрон едва не выронил телефон, потому что Кэтрин тоже захотела увидеть своего дядю.

– Эй, тише! – нервно воскликнул он, ничего не смыслящий в детях и не умеющий с ними обращаться. Сколько малышке лет, возможно, годик?

Личико Кэтрин сморщилось и покраснело. Байрон не был уверен, правильно ли держит ее, но в одном не сомневался: этот крошечный человечек собирается расплакаться.

– Э-э-э! Чэдвик? Серена?

К счастью, Чэдвику удалось открыть двери. Те громко протестующе заскрипели, что отвлекло девочку, в следующее мгновение Серена забрала ее из рук Байрона.

– Не за что, – пробурчал Байрон, радуясь, что не уронил ребенка, и понял, что Мэттью смеется. – Что такое?

– Видел бы ты свое лицо! – с трудом выдавил Мэттью, хлопая себя по колену. – Ты хоть раз в жизни держал ребенка на руках?

– Я шеф-повар, а не нянька. А ты хоть раз в жизни взбивал в пену трюфельное масло?

Капитулируя, Мэттью поднял руки:

– Сдаюсь, сдаюсь. К тому же никто не говорил, что открытие нового ресторана потребует от тебя навыков ухода за ребенком.

– Байрон? – Серена жестом пригласила его к дверям. – Иди-ка взгляни.

Он неохотно пересек сырое помещение и поднялся по наклонной платформе, ведущей на кухню. Увиденное потрясло его до глубины души.

В отличие от мрачного грязного подвала кухня за последние двадцать лет явно подвергалась модернизации. Вдоль каменных стен, выкрашенных в белый цвет, стояли ряды начищенных до блеска стальных шкафов, на столах ни единого пятнышка. Лампы дневного света заливали комнату резким светом. Кое-где можно было заметить паутину, однако контраст с подвалом был разительным.

«Тут имеется потенциал», – подумал Байрон.

– Как мы понимаем, – рассказывал Мэттью, – люди, варившие здесь пиво, переоборудовали кухню и создавали маленькие партии по экспериментальным рецептам.

Байрон подошел к профессиональной плите с шестью конфорками.

– Неплохо, конечно, но для ресторанного обслуживания не предназначено. Я не могу готовить всего на шести конфорках и по-прежнему считаю, что все подлежит сносу. Предпочитаю начинать с чистого листа.

– Разве не этого ты хотел?

– Вот именно, – подхватил, прокашлявшись, Чэдвик. – Мы подумали, что, проведя год в Европе…

– Ты захочешь все начать сначала, – дипломатично закончила Серена. – Обзавестись местом, которое смог бы назвать своим и распоряжаться.

Байрон обвел глазами свою семью, притворяясь, что не понимает, хотя отлично знал, о чем все думают.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector