Вправе ли конкурсный управляющий оспаривать сделки общества должника?
Expertrating.ru

Юридический портал

Вправе ли конкурсный управляющий оспаривать сделки общества должника?

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Суть дела

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

При этом ВС РФ пояснил, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве (п. 1 ст. 61.1, п. 1, 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве). Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом или законодательством о юридических лицах). При этом заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

ВС указал на самостоятельность арбитражного управляющего в оспаривании сделок должника

Арбитражный управляющий не стал оспаривать подозрительную сделку должника по продаже за 6,5 млн руб. недостроенного здания, которое позже перепродали уже за 111 млн руб. Один из кредиторов посчитал такое бездействие незаконным и обратился в суд, чтобы отстранить ответчика от исполнения обязанностей управляющего. Две инстанции согласились с иском, а окружной суд решил иначе, сославшись уже на бездействие самого заявителя.

Арбитражный суд Республики Татарстан ввел процедуру наблюдения в отношении ООО “Торговый дом “Глори” 13 сентября 2014 года (дело № А65-17333/2014). Временным управляющим компании назначили Артура Закирзянова. Спустя три месяца торговый дом признали банкротом и открыли конкурсное производство, а управляющим оставили все того же Закирзянова. Анализируя финансовое состояние фирмы, он изучал сделки, которые совершал должник. Среди них присутствовал договор купли-продажи недостроенного здания от 26 августа 2014 года. Торговый дом продал его за 6,5 млн руб. компании “Форвардстрой”. Переход права собственности зарегистрировали 10 сентября 2014, то есть после принятия к производству заявления о признании должника банкротом.

Арбитражный управляющий не стал оспаривать эту сделку, решив, что она носила возмездный характер: деньги от реализации имущества в полном объеме поступили на счет должника. Хотя 30 декабря 2014 года новоиспеченный владелец перепродал здание уже за 111 млн руб. компании “БизнесСтройПроектИнвест”.

Один из кредиторов фирмы – Комитет земельных и имущественных отношений Казани – обратился в суд, полагая, что Закирзянов должен был оспорить подозрительную сделку. Ведомство потребовало отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей. Судья Адель Минапов пришел к выводу о том, что ответчику следовало провести оценку рыночной стоимости проданного здания. Требовалось это для определения оснований, чтобы оспорить договор купли-продажи от 26 августа 2014 по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве (“Оспаривание подозрительных сделок должника”). Вопросы вызывало неравноценное встречное исполнение по сделке.

Кроме того, суд решил, что управляющему нужно было проанализировать еще одно соглашение о продаже двух зданий, чего ответчик тоже не сделал. В итоге судья Минапов признал незаконным бездействие Закирзянова, который не выявил и не вернул имущество должника, находящееся у третьих лиц. По мнению суда, ответчик показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства. Суд постановил отстранить его от исполнения обязанностей управляющего торговым домом. Апелляция оставила это решение без изменений.

Окружной суд посчитал иначе, указав, что Комитет должен был сначала обратиться к Закирзянову и попросить его оспорить подозрительную сделку (п. 31 постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 год № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”). Только в случае отказа управляющего можно было бы говорить о его бездействии и обжаловать его деятельность в судебном порядке. Суд подчеркнул, что Закирзянов не имел веских оснований, чтобы сомневаться в равноценности платежа за здание в сумме 6,5 млн руб. Кассация обратила внимание и на то, что истец не заявлял доводы о противоправном бездействии управляющего, который не оспорил сделку по продаже еще двух зданий. Значит, нижестоящие инстанции вышли за рамки требований кредитора, заключил окружной суд. Решения Арбитражного суда Республики Татарстан и апелляции отменили, отказав заявителю в иске.

Читать еще:  Какие документы необходимо оформить для открытия кальянной?

Тогда Комитет обратился в Верховный суд. Представители ведомства на заседание не явились и попросили рассмотреть жалобу в их отсутствие. Не соглашаясь с решением окружного суда, они указали на то, что арбитражный управляющий должен сам находить подозрительные сделки должника и оспаривать их (ст. 129 Закона о банкротстве “Полномочия конкурсного управляющего”). Эту обязанность ответчику следует исполнять вне зависимости от того, обращались к нему кредиторы с предложением об оспаривании или нет. Заявитель подчеркнул, что бездействие Закирзянова привело к сложностям в возврате здания, потому что его покупатель ликвидирован.

Представитель арбитражного управляющего, юрист Ирина Захарова утверждала, что ее доверитель не имел оснований для оспаривания сделки: “Деньги за продажу здания были внесены на счет должника вовремя и в законном порядке”. Она отметила, что сделка – это свобода договора: “В дальнейшем они могли перепродать это строение хоть за 150 млн руб.” По ее словам, если бы Закирзянов проводил еще и оценку чужого имущества, то это только увеличило расходы должника. Захарова попросила оставить решение окружного суда в силе. Но “тройка” под председательством Ивана Разумова решила иначе, отменив акт кассации и оставив в силе решения первой инстанции с апелляцией. Бездействие Закирзянова признали незаконным и отстранили его от исполнения обязанностей управляющего должником.

ВС пояснил, какие сделки должника не обязан оспаривать арбитражный управляющий

27 января Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС19-18779(1,2) по иску о взыскании с арбитражного управляющего гражданина-банкрота убытков в пользу его основного кредитора за неоспаривание сделок по реализации должником объектов недвижимости.

Вместо возврата займа ИП реализовал недвижимое имущество своим близким

В 2011–2012 гг. предприниматель Андрей Крымов занял у Вадима Попова 12,6 млн руб., но в обозначенные сроки деньги не вернул. В этот же период он продал своим родственникам и иным лицам 14 объектов недвижимости за 4 млн руб., хотя их рыночная стоимость составляла 18,5 млн руб. При этом сведения о получении ИП денежных средств за отчужденное имущество отсутствовали.

В декабре 2016 г. была инициирована процедура банкротства Андрея Крымова, в том же году он утратил статус ИП. В феврале 2017 г. суд признал его несостоятельным и ввел в отношении него процедуру реализации имущества, назначив финансовым управляющим Наталью Епишеву. Впоследствии суд включил подтвержденное вступившими в законную силу судебными актами требование Вадима Попова о возврате задолженности по договорам займа и пени в размере 32 млн руб. в реестр требований кредиторов должника. Несмотря на то что основной кредитор должника неоднократно обращался к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделки по отчуждению Крымовым объектов недвижимости, она этого не сделала.

В дальнейшем суд завершил процедуру реализации имущества должника, который не был освобожден от исполнения требований кредиторов, поскольку отчуждение имущества в преддверии наступления срока возвращения займов было признано умышленным выводом активов во избежание обращения на них взыскания и, соответственно, злоупотреблением правом. При этом суд отметил, что спорные сделки были совершены более чем за трехлетний период до возбуждения дела о банкротстве должника и не подпадают под признаки оспоримости. Следовательно, все необходимые мероприятия, предусмотренные процедурой реализации имущества гражданина, проведены, все меры по формированию конкурсной массы приняты.

Суды разошлись в оценках действий арбитражного управляющего

Поскольку должник погасил задолженность перед кредитором лишь частично, последний обратился в суд с иском о взыскании с арбитражного управляющего убытков. В обоснование своих требований истец ссылался на бездействие ответчика, не оспорившего в деле о банкротстве должника сделки по выводу Крымовым своего ликвидного дорогостоящего имущества по признаку злоупотребления правом, в результате которого кредиторы недополучили 14 млн руб. По мнению Вадима Попова, его доля в реестре требований кредиторов составляла 81,43%, следовательно, размер причиненных ему убытков составил 11,7 млн руб., которые он и потребовал взыскать с Натальи Епишевой.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска в связи с недоказанностью как противоправности бездействия арбитражного управляющего, так и наличия причинной связи между убытками кредитора и деятельностью Натальи Епишевой.

Однако апелляция отменила это решение и удовлетворила иск, в дальнейшем окружной суд поддержал ее постановление. Обе инстанции сочли, что должник, сознательно выводивший свои активы для уклонения от исполнения обязательств, злоупотребил правом. Поэтому бездействие арбитражного управляющего, не принявшего мер по оспариванию сделок по общегражданским основаниям (в том числе по злоупотреблению правом), ничем не оправдано. Суды заключили, что бездействие Натальи Епишевой не позволило пополнить конкурсную массу, что повлекло убытки для конкурсных кредиторов.

ВС РФ отказался взыскивать убытки с арбитражного управляющего

В кассационных жалобах в Верховный Суд РФ арбитражный управляющий и ассоциация «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» потребовали отменить судебные акты апелляции и кассации, а также оставить в силе решение суда первой инстанции. Их доводы сводились к тому, что арбитражный управляющий действовал разумно и добросовестно, соответственно, его действия не причинили Вадиму Попову убытков, так как для оспаривания сделок по отчуждению должником своего имущества не было оснований.

После изучения материалов дела № А53-38570/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила основные обязанности арбитражного управляющего при банкротстве гражданина. С одной стороны, он должен принять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника (в частности, по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц, путем оспаривания таких сделок, а также по применению последствий недействительности ничтожных сделок). С другой стороны, деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер и не допускать бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение банкротных процедур и прочих текущих платежей, в ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов.

Верховный Суд пояснил, что неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для взыскания с него убытков. «Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив положительного удовлетворения. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным. Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков», – отмечено в определении.

В рассматриваем деле, пояснил Суд, апелляция и кассация не учли, что Андрей Крымов имел статус ИП и его сделки могли быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве. Предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по таким основаниям, составляет 3 года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Поскольку спорные сделки были совершены должником за пределами трехлетнего периода подозрительности, перспектив судебного оспаривания по Закону о банкротстве они не имели, так как с высокой вероятностью последовал бы судебный отказ в удовлетворении заявленных требований.

Со ссылкой на свое Определение от 24 октября 2017 г. № 305-ЭС17-4886(1) Верховный Суд отметил, что для квалификации сделки как ничтожной по ст. 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что перечисленные Вадимом Поповым обстоятельства не выходят за рамки диспозиции вышеуказанной статьи, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив оспаривания сделок в деле о банкротстве Крымова также не было.

Таким образом, высшая судебная инстанция расценила действия Натальи Епишевой, воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, как правомерные. «Вопреки выводам апелляционного и окружного судов, судебный отказ Андрею Крымову в освобождении его от исполнения требований кредиторов по мотивам допущенного должником недобросовестного поведения при отчуждении своего имущества сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными в деле о банкротстве. Следует также заметить, что Вадим Попов имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику», – отметил Верховный Суд. В этой связи он отменил судебные акты кассации и апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко считает, что определение ВС РФ имеет важное значение для практики, поскольку содержит вывод о том, что арбитражный управляющий не обязан оспаривать сделки, которые совершены более чем за 3 года до возбуждения дела о банкротстве. По ее мнению, в рассматриваемом деле по иску к арбитражному управляющему Наталье Епишевой стоит учитывать особенности конкретного спора.

«Во-первых, кредитор мог воспользоваться внеконкурсным оспариванием, обратиться в суд с иском о признании спорных сделок недействительными согласно ст. 10 и 168 ГК РФ. Вопрос в том, знал ли он об этих сделках. При должном упорстве можно было обратиться к судебному приставу-исполнителю с тем, чтобы он запросил информацию не просто о принадлежащем должнику имуществе, а об отчуждении этого имущества после возникновения обязательств перед таким кредитором. Во-вторых, кредитор мог позаботиться о том, чтобы раньше возбудить дело о банкротстве. Наконец, кредитор мог и сам попробовать подать заявление об оспаривании сделок. При этом суд совершенно справедливо не освободит должника от исполнения обязательств перед кредитором, так как правило о том, что освобождению препятствуют недобросовестные действия должника при возникновении и исполнении обязательств, из которых возникло требование, простираются далеко за пределы подозрительности», – отметила эксперт.

Читать еще:  Забрали автомобиль за отказ от мед освидетельствования

Александра Улезко добавила, что остается открытым вопрос о том, какие сделки выходят за пределы дефектов сделок, совершенных с целью причинения вреда кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). «Суды апелляционной и кассационной инстанций при рассмотрении иска к Наталье Епишевой как раз попытались обосновать соответствующие выводы тем, что “спорные сделки вышли за пределы признаков подозрительности и оснований оспоримости, поскольку совершены не только по многократно заниженной цене, но и с заинтересованными лицами в период, когда согласно договорам наступал срок возврата займа”. Однако Верховный Суд такое обоснование не убедило. В целом, на мой взгляд, определение носит положительный характер, поскольку оно вносит определенность, по крайней мере, относительно периода оспаривания сделок», – подытожила эксперт.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин отметил, что Верховный Суд в очередной раз указал, что для квалификации сделки как ничтожной требуется выявить нарушения, выходящие за пределы диспозиции п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. «При этом Суд отметил, что отчуждение должником своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам не выходит за пределы диспозиции ст. 61.2 Закона о банкротстве. В связи с этим такие сделки не могут быть оспорены на основании ст. 10, 168 ГК РФ», – пояснил он.

По словам эксперта, ВС в своих определениях обычно указывает, какие обстоятельства не выходят за пределы диспозиции указанной статьи Закона о банкротстве. «Но практика Суда с указанием на то, какие же обстоятельства тогда являются достаточными для квалификации сделки как ничтожной, до сих пор не появилась», – с сожалением отметил Станислав Шибулкин.

Новости Конкурсный управляющий вправе оспаривать сделки должника

Joseph

Пользователь

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-27844/2012 от 06.02.2014 пояснил, что конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.

ФАС отметил, что для признания сделки недействительной необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Кредитор, обращающийся к арбитражному управляющему с предложением о подаче в арбитражный суд заявления об оспаривании сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, должен обосновать наличие совокупности обстоятельств, необходимых для признания подозрительной сделки недействительной, применительно к указанной им сделке.

Соответственно, при рассмотрении предложения об оспаривании сделки арбитражный управляющий обязан проанализировать, насколько убедительны аргументы кредитора и приведенные им доказательства, а также оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов в случае удовлетворения судом соответствующего заявления.

Федеральный арбитражный суд Московского округа
Постановление
06.02.2014
№ А41-27844/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2014 года
Полный текст постановления изготовлен 06 февраля 2014 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: председательствующего-судьи Барабанщиковой Л.М.,
судей Бусаровой Л.В., Тетеркиной С.И.,
при участии в заседании:
от конкурсного управляющего индивидуального предпринимателя Кваши Эдуарда Абрамовича Прохоренко Анны Михайловны – Кучкова Н.В. по дов. от 02.04.2013
от акционерного общества банк СНОРАС – Черненилов Н.В. по дов. от 14.02.2013

рассмотрев 30.01.2014 в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества банк СНОРАС
на определение от 26.09.2013 Арбитражного суда Московской области, вынесенное судьей Зеньковой Е.Л.,
на постановление от 25.11.2013 Десятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Быковым В.П., Мизяк В.П., Миришовым Э.С.,

по жалобе акционерного общества банк СНОРАС на бездействие конкурсного управляющего индивидуального предпринимателя Кваши Эдуарда Абрамовича – Прохоренко Анны Михайловны

по делу о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя Кваши Эдуарда Абрамовича

решением Арбитражного суда Московской области от 01.04.2013 индивидуальный предприниматель Кваша Эдуард Абрамович (далее – ИП Кваша Э.А.) признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утверждена Прохоренко Анна Михайловна (далее – конкурсный управляющий Прохоренко А.М.).

Определением Арбитражного суда Московской области от 06.03.2013 требования акционерного общества банк СНОРАС (далее – АО банк СНОРАС) в сумме 106 963 771,08 руб. включены в реестр требований кредиторов должника как требования, обеспеченные залогом имущества должника.

АО банк СНОРАС в рамках дела о банкротстве ИП Кваши Э.А. обратился с жалобой на бездействие конкурсного управляющего Прохоренко А.М., в которой просил признать незаконным бездействие конкурсного управляющего Прохоренко А.М., выразившееся в непринятии надлежащих мер по оспариванию договоров поручительства: от 02.03.2012 N 6127/Я-ПФ-2/12 и от 02.03.2012 N 2177/Я-ПФ-2/12, заключенных между АКБ “РосЕвроБанк” (ОАО) и ИП Кваша Э.А., отстранить Прохоренко А.М. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника.

Определением Арбитражного суда Московской области от 26.09.2013, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2013, в удовлетворении жалобы отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, АО банк СНОРАС обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих существенное значение для настоящего спора, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель АО банк СНОРАС поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, представитель конкурсного управляющего Прохоренко А.М. возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил обжалуемые судебные акты оставить без изменения, считая их законными и обоснованными.

Иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы (в том числе, в публичном порядке путем размещения информации на официальном интернет-сайте суда), в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, что, согласно части 1 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция не находит оснований для их отмены по следующим основаниям.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 60 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) арбитражный суд рассматривает жалобы кредиторов о нарушении их прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего.

По смыслу данной нормы права основанием для удовлетворения жалобы кредиторов о нарушении их прав и законных интересов действием (бездействием) арбитражного управляющего является установление арбитражным судом фактов несоответствия действий (бездействия) арбитражного управляющего законодательству и нарушения такими действиями (бездействием) прав и законных интересов кредиторов должника.

Согласно пункту 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве на арбитражного управляющего возлагается обязанность действовать при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

В соответствии с абзацем 5 пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.

Как установлено судами и следует из материалов дела, АО банк СНОРАС направил в адрес конкурсного управляющего Прохоренко А.М. письмо, в котором предложил конкурсному управляющему обратиться в Арбитражный суд Московской области с заявлением об оспаривании договоров поручительства на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В силу указанной нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Кредитор, обращающийся к арбитражному управляющему с предложением о подаче в арбитражный суд заявления об оспаривании сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, должен обосновать наличие совокупности обстоятельств, необходимых для признания подозрительной сделки недействительной, применительно к указанной им сделке.

Читать еще:  Могу ли работать в России без проведения нострификации диплома?

Соответственно, при рассмотрении предложения об оспаривании сделки арбитражный управляющий обязан проанализировать, насколько убедительны аргументы кредитора и приведенные им доказательства, а также оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов в случае удовлетворения судом соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суды правомерно исходили из того, что АО банк СНОРАС не представил конкурсному управляющему надлежащих и достаточных доказательств наличия правовых оснований для обращения в арбитражный суд с соответствующим заявлением об оспаривании договоров поручительства.

Исследовав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правомерно применив нормы материального права, суды первой и апелляционной инстанций правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства и пришли к правильному выводу об отказе в удовлетворении жалобы на бездействие конкурсного управляющего Прохоренко А.М.

Доводы кассационной жалобы по существу направлены на переоценку установленных судами обстоятельств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 284 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

определение Арбитражного суда Московской области от 26.09.2013 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2013 по делу N А41-27844/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий судья
Л.М.БАРАБАНЩИКОВА

Судьи
Л.В.БУСАРОВА
С.И.ТЕТЕРКИНА

Арбитражный управляющий не оспаривает сделку. Что делать кредитору?

В российской правовой действительности не ново положение о том, что более лучшую защиту своих финансовых интересов могут получить мажоритарные кредиторы, хотя они не всегда включены в реестр требований кредиторов. Имеют место случаи, когда арбитражный управляющий действует в интересах таких мажоритарных кредиторов. Одной из самых распространённых ситуаций является та, в которой арбитражный управляющий уклоняется от оспаривания сделки должника-банкрота с одним из кредиторов, тем самым мажоритарным кредитором. Аргументация тут очень проста – оспаривание сделки не является обязанностью арбитражного управляющего, это лишь его право. Но встречаются и случаи, когда после обращения кредиторов или отдельного кредитора с жалобой на действия арбитражного управляющего, суд выносил решение об отстранении такого управляющего от дел.

Следует отметить, что действующая редакция Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) устанавливает, что заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника. Такое право может быть реализовано как по собственной инициативе управляющего, так на основании решения собрания кредиторов или комитета кредиторов. Срок исковой давности по такому требованию составляет один год и исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве (ст. 61.9 Закона о банкротстве).

В прежней редакции Закона о банкротстве было предусмотрено право кредитора самостоятельно обратится в суд с заявлением о признании «подозрительной» сделки недействительной. Очевидно, что действующая редакция Закона о банкротстве направлена на минимизацию необоснованных исков кредиторов к должнику. Но в стороне остался вопрос защиты имущественных интересов кредиторов при бездействии управляющего. Как же может оспорить сделку кредитор?

Как уже было отмечено, Закон о банкротстве предусматривает оспаривание сделки арбитражным управляющим по своей инициативе, так и по решению собрания кредиторов (комитета кредиторов). Однако, отдельный кредитор, также может обратиться к арбитражному управляющему, с предложением оспорить сделку (п. 31 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, далее – Постановление Пленума № 63). В случае отказа или уклонения управляющего такой кредитор вправе обратиться в суд с жалобой на отказ или уклонение (ст. 60 Закона о банкротстве). Признание судом такого отказа (уклонения) незаконным может являться основанием для отстранения арбитражного управляющего.

Соответственно, если кредитор направил предложение оспорить сделку, а арбитражный управляющий бездействует или ответил отказом, то единственный способ защиты кредитора — это обратиться в суд с жалобой на бездействие или отказ.

До недавнего времени перспективы удовлетворения жалобы на отказ (бездействие) по оспариванию сделки были маловероятными. Суды обосновывали свой отказ тем, что оспаривание сделок должника является не обязанностью, а правом арбитражного управляющего. Соответственно он может реализовать его, если усмотрит в заключенных должником сделках признаки недействительности (ст. 61.9 и п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве).

Ситуация стала меняться в положительную сторону, после принятия постановления Президиума ВАС РФ от 28.02.2012 по делу № А21-1723/2010. В указанном деле конкурсный кредитор обратился в суд с жалобой на бездействие конкурсного управляющего. Бездействие управляющего заключалось в том, что он не подал заявление об оспаривании договора поручительства. Суды нижестоящих инстанций в удовлетворении жалобы отказали, сославшись на то, что направление предложение оспорить сделку автоматически не возлагает на управляющего обязанность подать заявление о признании такой сделки недействительной. Однако Президиум ВАС РФ с выводами нижестоящих судов нижестоящих инстанций не согласился и указал, что арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Данное положение закона в толковании ВАС РФ означает, что при рассмотрении предложения об оспаривании сделки арбитражный управляющий обязан проанализировать, насколько убедительны аргументы кредитора и приведенные им доказательства. Также он должен оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов в случае удовлетворения судом соответствующего заявления.

В свою очередь, Президиум ВАС РФ указал на перечень обстоятельств, которые должны быть доказаны заявителем. Более того, заявитель должен обосновать арбитражному управляющему наличие признаков недействительности сделки, предусмотренные Законом о банкротстве. В дальнейшем эти положения были перенесены в п. 31 Постановления Пленума № 63. И суды стали активно пользоваться указанной позицией, отказывая в удовлетворении жалоб на арбитражных управляющих (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.04.2013 по делу № А10-2434/2011, от 25.06.2013 по делу № А33-11589/2009; ФАС Центрального округа от 26.02.2013 по делу № А14-10571/2010; Московского округа от 10.09.2013 по делу № А41-33330/10).

Но может ли кредитор, в силу своего процессуального положения, обосновать арбитражному управляющему наличие всей совокупности признаков, необходимых для признания сделки недействительности? И нужно ли обосновывать? В Постановлении Пленума № 63 указано, что при рассмотрении предложения об оспаривании сделки управляющий обязан проанализировать, насколько убедительны аргументы кредитора и приведенные им доказательства. Также он должен оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов в случае удовлетворения судом соответствующего заявления. Таким образом, следует вывод, что конкурсному кредитору достаточно привести аргументы и доказательства, которые он может получить с учетом своего процессуального положения и возможностей.

В настоящее время жалоба на бездействие по оспариванию сделки может привести к отстранению конкурсного управляющего.

Закон о банкротстве устанавливает, что управляющий может быть отстранен от исполнения своих обязанностей в связи с удовлетворением жалобы лица, участвующего в деле. Жалоба может быть связана с неисполнением или ненадлежащим исполнением конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей. Если такое неисполнение нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150 (далее – Информационное письмо № 150).

По одному из дел, суд кассационной инстанции оставил в силе судебные акты нижестоящих судов. Аргументация была следующая: арбитражный управляющий не принял меры по оспариванию договора поручительства, тем самым не использовал возможность уменьшить размер денежных обязательств должника перед иными лицами. Это в свою очередь снизило вероятность удовлетворения требований кредитора (заявителя жалобы) в ходе процедуры банкротства и тем самым нарушило права и законные интересы такого кредитора (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.04.2013 по делу № А10-735/2010).

Также может быть ситуация, когда управляющий не оспорил сделку, которая позволила бы увеличить конкурсную массу. Данные действия могут быть также оспорены и признаны незаконными. Примером может послужить постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.01.2013 по делу № А04-3992/2010.

Следует отметить, что для отстранения конкурсного управляющего достаточно самой вероятности причинения убытков (п. 7.8 Информационного письма № 150).

Отдельно следует отметить, что жалоба на отказ (бездействие) управляющего оспорить сделку не решает вопрос с исковой давностью, а рассмотрение жалобы может затянуться на много месяцев. Решение проблемы пропуска срока исковой давности нашло свое отражение в абз. 5 п. 31 Постановления Пленума № 63. Согласно указанному пункту в случае признания обоснованной жалобы на бездействие (отказ) арбитражного управляющего оспорить сделку суд вправе также указать в судебном акте на предоставление подавшему жалобу лицу права самому подать заявление о ее оспаривании. Если соответствующий кредитор одновременно с жалобой на отказ управляющего оспорить сделку подал заявление о признании недействительной такой сделки (например, чтобы не был пропущен срок исковой давности), то рассмотрение этого заявления приостанавливается судом до рассмотрения упомянутой жалобы.

Таким образом, практика идет по пути исключения каких-либо возможностей злоупотребления со стороны участников дела о банкротстве, кредиторы получают все больше шансов на удовлетворение их денежных требований к должнику.©

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector