Зачем зеки просят прислать фотки
Expertrating.ru

Юридический портал

Зачем зеки просят прислать фотки

«А потом он проиграл меня в карты»: что происходит в мире любовниц заключенных

Отвратительные мужики питают явную страсть к исследованию причудливых, потаенных и маргинальных явлений. Феномен «ждуль» — это как раз тот случай: он связан с миром людей, находящихся на самом отшибе социума и при этом уже давно пробурил свой собственный лаз в мир интернет-культуры. А мы, в свою очередь, мимо такого просто так пройти не можем.

Сравнительно недавно широкая публика открыла для себя существование «ждуль» – женщин, которые дожидаются своих мужчин из тюрьмы. Над ждулями посмеялись пользователи портала Pikabu, один сравнительно популярный видеоблогер и пара изданий. А ведь тема-то гораздо интереснее, чем банальный источник шуток. Даже на волне недавнего интереса почти никто не выделил из общества ждуль обособленную группировку, достойную отдельного внимания – «заочниц». Так называются девушки, которые познакомились с арестантами удаленно, а потом закрутили отношения различной степени близости: вплоть до свадьбы и детей.

На заочницах держится благополучие многих заключенных: им собирают передачи, мурлыкают комплименты в трубку телефона и приезжают на свидания (в том числе и для секса). И если поведение обычных ждуль еще понять можно – хоть и зек, но муж – то причины, по которым женщины готовы раствориться в незнакомом сидельце, совершенно туманны. Мы изучили вселенную заочниц, попытались разобраться в мотивах этих девушек и даже пообщались с теми, кто годами обслуживал заключенных.

Заочницы – явление далеко не новое: до интернета они знакомились по телефону, а до телефона – через газетные рубрики вроде «Ищу тебя». В околоблатном мире эта категория существует еще с прошлого тысячелетия; одна из ранних песен уважаемого в расписных кругах Ивана Кучина посвящена тяжкому быту таких девушек.

Сейчас арестанты находят заочниц через сайты знакомств или просто наугад обзванивая номера. У большинства девушек история завязавшейся любви описывается однотипным предложением: «Списались, потом узнала, что ЗК, созвонились, голос понравился, съездила на ДС (длительное свидание), забеременела, расписались, ему сидеть еще 8 лет». Удивительно, но женщины приезжают на свидания к человеку, которого видели в лучшем случае на фото. Что, впрочем, не мешает вернуться с ДС замужней.

Типичная жизнь заочницы маятником качается между бесконечными переписками с заключенным, редкими поездками на зону и тяжелой работой, разбавленной уходом за детьми. Обычно и без того незавидное существование темным куполом накрывает еще и финансовый фактор – к галерее кредитов и долгов на плечи заочницы ложится еще и груз содержания ЗК: мужчине надо «пополнить баланс», дать денег на сигареты и собрать передачу. Дорогостоящие ДС обычно тоже оплачиваются из женского кармана. В бесконечном снабжении арестанта заочницы не видят ничего зазорного – ведь, когда любимый выйдет, все страдания вознаградятся сторицей.

Если глубоко не вдаваться в тему, можно подумать, что типичная заочница – старая, страшная женщина с двумя детьми и безнадежно замученным взглядом. Или 16-летняя дурнушка, окунувшаяся в омут блатной романтики. Мягко говоря, это не так: стоит полистать фотографии активисток сообщества «Подслушано в тюрьме» (и аналогичных), как иллюзия рассеется. Заочницы разные: без образования и со степенью, обрюзгшие и с галереей селфи из фитнес-клуба, безработные и руководители, пожилые и несовершеннолетние. Некоторые настолько броско выглядят, что не каждый вольный мужчина осмелился бы завести знакомство – и подбирал бы слова, пока девушка слала признания в любви 55-летнему жителю ИК «Белый лебедь», последний раз выходившему на свободу еще при Горбачеве.

В попытках понять, почему так происходит, Елена Омельченко, директор Центра молодежных исследований (ЦМИ) НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге опросила несколько десятков бывших и действующих заочниц. «Легкой добычей, как показало исследование, становятся женщины, чувствующие себя несчастными по той или иной причине и имеющие низкую самооценку», — рассказывает Елена на сайте opec.ru. В основном таким женщинам тяжело найти мужчину на воле, но скорее сами женщины уверили себя, что обычным партнерам они не нужны: дети, старость, изнурительная работа, скверный внешний вид. Обычно в глубине души у заочниц пылится древняя психологическая травма; не имея возможности ее залечить (в России не принято ходить к психотерапевтам), они отдаются в рабство арестанту. Который обычно владеет базовыми психологическими навыками – в интернете легко можно найти гайды по соблазнению заочницы, написанные самими заключенными. В итоге получается довольно неприятная схема: женщина отдает всю себя ради зачастую малознакомого любимого, в надежде, что новоприобретенный мужчина когда-нибудь подарит ей счастье.

Елена Омельченко отмечает и другой интересный эффект, объясняющий привычку женщин расписываться с арестантами чуть ли не на первой встрече. Большинство заочниц, вышедших замуж за осужденных, выбрали спутников с двузначными сроками. Обычно в анамнезе таких женщин уже есть пара ушедших мужей – поэтому они подсознательно (а то и осознанно) выбирают мужчин, которые ближайшие десять лет точно никуда не денутся.

За многие года, заочно прожитые с арестантом, женщина выстраивает жутковатый эрзац семьи – дома у замужней заочницы фотографии со свадьбы, «сувениры» из тюрьмы, постоянно готовый к разговору телефон, на полу лежат собранные для отправки баулы. На работе и многим знакомым заочницы рассказывают, что их муж трудится на Севере; этим же и объясняются регулярные 3-4-дневные отпуска. Как отмечает Омельченко, на свидания женщина тащит как можно больше вещей из своей квартиры, чтобы во время ДС создать иллюзию «вольной», домашней жизни. Таким образом женщина существует параллельно в двух мирах – тюремном и семейном – ни один из которых в полной мере ей не принадлежит. Что творится в душе у заочницы, когда пелена кратковременно спадает, – остается только гадать.

Конечно же, не стоит сбрасывать со счетов и романтический ореол, витающий вокруг блатного мира. Вопреки стереотипам, на него клюют не только подростки, хотя они в первую очередь. Взрослая женщина тоже может соблазниться рассказами о тонкостях тюремной иерархии, принципиальном отказе от работы и эксклюзивном умении заключенного любить. «Не сидел – не мужик» – в некоторых кругах эти слова говорят на полном серьезе, и у женщины, выросшей среди подобной риторики, очень мало шансов обзавестись мужем, ни разу не побывавшем по ту сторону колючей проволоки.

Также заочниц объединяет святая уверенность в невиновности их любимого. Почти все заключенные попали на зону либо из-за подлости правоохранительных органов («мусора повесили»), либо случайно, либо защищая даму. Последнее пользуется особой популярностью: «отморозки напали на девушку, он одного ударил, тот сын прокурора, дали пять лет». Много арестантов сидят за сбыт наркотиков – но в глазах заочниц это не преступление, а лишь желание хорошо жить и обеспечить семью. На одном из тематических форумов девушка поделилась завораживающим рассказом: ее мужчину посадили за групповое изнасилование несовершеннолетней. Обычно толерантные к чужим срокам «ждули» тут не выдержали и все-таки высказали небольшое недоумение. Жена насильника отмахнулась: девочка, мол, та еще, сама виновата.

День выхода любимого заочницы ждут с нетерпением и опаской: устоявшиеся отношения «он там – я здесь» в прошлом, а к ежедневному быту готова не каждая – и не каждый. Бывшие заключенные с большим трудом социализируются, даже если действительно хотят встроиться в мир, где не надо ходить строем. Но далеко не у всех такое желание: прожив много лет среди специфических понятий, бывший арестант нередко заражается блатными идеями («работать не по масти») и прочно занимает диван новой сожительницы. В особо тяжелых, но весьма частых случаях к тунеядству добавляются различные виды зависимостей – и, как следствие, агрессия. «Вышел, все время пьет, меня избил, не знаю, что делать» – очень и очень распространенный отзыв в теме «Расстались» на одном из форумов, посвященных тюремным отношениям.

Читать еще:  Действует ли закон о тишине в Ульяновской области?

Что говорят заочницы (некоторые имена изменены)

Кристина, 30 лет, агент по работе с недвижимостью:

— Познакомились мы, когда он номером ошибся. Звонил другу, а набрал последнюю цифру не ту, и попал на меня. Голос понравился. Созвонились вечером, признался, что сидит. Меня не отпугнуло, потому как общение было приятным, и мы сразу друг другу понравились. Собственно, через месяц я пошла к нему на короткое свидание, а потом мы и вовсе полюбили друг друга. Потом я вышла за него замуж. Сейчас вы не вместе – расстались: мне хотелось развиваться, а ему толком ничего не хотелось. Кроме того, человек, пару раз побывавший там, так и будет возвращаться к такому образу жизни.

Марина, 27 лет, кассир:

— Списались сначала на сайте, потом общались по телефону, тогда сказал, что сидит. Потом выяснилось, что на воле есть жена – говорил, что расписался, только лишь бы срок скостили, а так не любит ее. Потом я узнала, что жена беременна – говорил, что это ничего не меняет, к тому же не факт, что ребенок его. Расстались.

Светлана, 43 года, учитель:

— Я не хочу об этом говорить… Слишком много плохих воспоминаний, хоть и давно расстались. Поняла одно – там очень много темных людей, и они постоянно лгут. Но я его все еще люблю.

Анастасия, 22 года, студентка Белорусского государственного университета:

— Познакомилась с парнем, езжу к нему на свидания. Знакомство как-то само завязалось, я поначалу даже не знала, что парень сидит, а спустя время он рассказал, и так в душу запало, стали общаться каждый день. Полюбили друг друга, оформили документы, что я его гражданская жена. Не знаю, что привлекло, возможно романтика какая-то, тяжело сказать.

В общем, мир «ждуль» — это почти неизведанная и незнакомая для нас территория. Не то чтобы весь механизм был настолько сложен для понимания человеку со стороны. Мотивы сидельца-то как раз кристально ясны и даже тривиальны. А вот устремления женщин, решивших связать свою жизнь с заведомо маргинальным и уже сидящим человеком понятны мало, скорее всего, даже им самим. Видимо, есть в этом какая-то своя романтика.

Зачем зеки просят прислать фотки

Письмо. «Просил прислать сексуальные фото»


Эволюция (evo_lutio) wrote, 2020-06-25 20:53:00 Эволюция evo_lutio 2020-06-25 20:53:00

Что делать, если незнакомец в интернете просит прислать фото?

Высылать фото в Интернете, да ещё и незнакомому человеку — это же какой беспечностью надо обладать? Если уж высылать, тогда вместе с адресом, пинкодами карточек и карточки да кучи приложить, ну и за одно ключи от квартиры. Утрирую, конечно, тем более что весь Интернет усеян личными фотографиями молодых девчонок, наивно полагающих:

«Меня увидят и заметят, и не смогут пройти мимо такой красоты»

. Такой красоты в сети ЗАВАЛИСЬ, так что утешать себя мыслью о своей индивидуальностью можно в гордом одиночестве и дальше.

Высылать, конечно, ничего не нужно, ведь Незнакомцев и Незнакомок на земле побольше семи миллиардов.

Один другого лучше. Но если всем рассылать фотографии, то и компьютер сломается, да и обедать станет некогда. Так что, незнакомцы пусть ими и останутся. А вот когда пройдёт достаточно для общения времени, когда человек нам станет, интересен и захочется чего-то личного – можно и выслать.

Зачем парни просят прислать фото

Вы находитесь здесь: → → Автор: Администратор сайта | 25.11.2020 Павлина желает узнать, а зачем некоторые парни просят у неё прислать как можно больше фотоснимков? Девушка знакомится ВКонтакте.

Социальные сети буквально пестрят фейковыми анкетами.

Там и девицы “с распростертыми объятьями” и парни с накачанными бицепсами и голубыми, как небеса, глазами.

Мне придется Вас разочаровать и огорчить. Но Ваш парень – скучный неврастеник, с которым даже не стоит встречаться. Да и встреча у Вас, скорее всего, не состоится.

* Если так называемый парень (за которым запросто может скрываться бойкая девушка или заскорузлый извращенец)

Вне зоны доступа

В минувшем марте очередной срок мошенник, который, уже находясь в колонии, разводил на деньги жителей Барнаула.

Такие случаи не редкость: большинство телефонных аферистов уже находятся за решеткой. В последнее время они все чаще притворяются сотрудниками банков, методично обзванивают клиентов — и похищают у них сотни тысяч рублей.

Тюремные колл-центры зачастую крышуют криминальные авторитеты и сотрудники администрации, а потому привлечь их к ответственности крайне сложно.

О том, как устроен бизнес, который сами сидельцы называют «але-мале», в материале .В апреле 2020 года самарский суд вернул в колонию недавно освободившегося мужчину.

Постоянно просят прислать фото.Что за мода?

АвторИнтересно мнение мужчин.Но нормальные сюда вряд ли забредут.Поэтому вопрос к девушкам.

Встретилась с парнем с СЗ. Встречалась 4 раза.

Очень понравился и совсем не приставал за это время. Даже намеков не было. Не целовались, ничего. Даже темы такие не поднимали.

Просто гуляли, пили кофе. Почти ежедневно перезванивались по вайберу. Мне самой уже чего-то такого хотелось, не скрою. Но как приличная девушка я жду инициативу от него.И тут эта инициатива появилась.На те.Переписывались и он с того ни с сего просит фото в чулочках.Я чуть не поперхнулась.

Записки заключенного: заочная форма. отношений

В ситуации, когда женское общество ограничивается лишь продавщицей в магазине, медсестрой и цензоршей, пытаешься использовать любую возможность пообщаться с противоположенным полом. Когда в нашей зоне шел глобальный ремонт столовой, малярными работами там занимались довольно страшные тетки, пара из которых были молоды.

Так вот, у этих двух отбоя не было от мужиков, желавших хотя бы позаигрывать с ними. Точно так же зеки заигрывали в одном из белорусских СИЗО с девушками-охранниками, строили им глазки, отвешивали комплименты. В зоне «голодные до женщин» заключенные, кем бы они ни были на свободе, становятся джентльменами.

Как они в большинстве случаев отзываются о девушках между собой — писать не буду, потому что это довольно неприлично и неприятно.

Нехватка женского тепла, двуличность с женщинами и цинизм — главные факторы, определяющие отношение к «заочницам».

6 вопросов, которые стоит задать себе, прежде чем отправить интимное фото

> , -18 июля 2016, 12:15′ добавлено, 18 июля 2016, 15:53′ обновлено157ПоделилисьДобавить в избранные.Удалить из избранных.Отправить почту.

Помимо прочего, секстинг предполагает преодоление барьера ранимости, отношения к собственному телу и приватной жизни.

К тому же, такое поведение подвергается жестокой критике со стороны общества. Однако несмотря на все вышеперечисленные моменты, исследования показывают, что 9% процентов взрослого населения отправляли обнаженку и 20% получали. Поэтому вместо того, чтобы осуждать вас за секстинг, мы решили подготовить для вас 6

Читать еще:  Рабоче время учителя-дефектолога

ilyavaliev

Эти женщины получают удовлетворение от писем.

Другого варианта они не имеют. И только изредка, набив сумку продуктами и запасшись деньгми, они везут чай, сигареты, любовь для своих милых, находящихся в МЛС.

А в это время бедные Жжшные мужчины ругают «излишне разборчивых женщин», жалуются, что женщины нынче корыстны, не способны на искренние отношения. Видимо, все простушки ушли в заочницы…Добывают кавалеров в МЛС по-разному.

Кто-то отвечает на телефонный звонок, а там мужчина номером ошибся. Зеки «сдают» друг другу адреса одиноких соседок и знакомых. Пристраивают родственников, знакомятся в интернете и через газеты.

Есть еще одна категория: «Бывшие мужья подруг». Тебе, мол, не пригодился, а мне пойдет. Годами они готовы ездить за своим женским счастьем на любые расстояния.

Сюрпризы в тюремных передачах

Вместительная жопа, я смотрю, высоко ценится в определенных кругах общества раскрыть ветку 38 это да.

Если буду делать пост, может фото прикреплю, что доставали оттуда) раскрыть ветку 24 Ток главное не прикреплять как доставали 😉 раскрыть ветку 10 Вот в данном конкретном случае, можно без пруфов. планшетов много проносят? раскрыть ветку 7 Только жопы посексуальнее выбирай) раскрыть ветку 1 Жду. Меня убил презик с водкой в желудке, сразу «пила» вспомнилась (7 часть вроде, чувак ключ доставал из желудка).

“Ждули” и “любимки”. Зачем девушки знакомятся с заключенными

“Мы познакомились чуть больше семи месяцев назад, во “ВКонтакте” и уже полгода встречаемся: он просто добавился ко мне в друзья, и мы начали общаться. Спустя месяц признался, что находится в колонии. Целый день я не могла понять, стоит ли мне продолжать с ним отношения. Но потом поняла, что хочу попробовать”, – рассказывает свою историю Анна (имя изменено по просьбе героини).

Она – одна из тех женщин, которых принято называть “ждули”, “зэкули”, “заочницы” или “любимки”. Женщины, которые ждут своих мужчин из мест лишения свободы, часто перенимают тюремный жаргон и даже начинают жить по распорядку колонии. Они знакомятся с заключенными в социальных сетях, на обычных или специализированных сайтах знакомств и начинают романы по переписке с нечастыми короткими или длительными свиданиями. Несмотря на то что форумы заполнены сообщениями обманутых “заочниц”, у которых возлюбленные вымогали деньги, а потом пропадали, женщины продолжают верить, что их отношения – особенные.

Незапланированное знакомство

Анна не планировала встречаться с заключенным. На момент знакомства с Сергеем (имя изменено по просьбе героини материала) у неё был молодой человек, но отношения с ним не складывались. “Когда я узнала, что он находится в колонии, и услышала, за что его осудили, мне стало страшно. Я долго думала, смогу ли я быть с таким человеком? Он на меня не давил и ждал, когда я сама приму решение. Сейчас я понимаю, что он раскаивается и жалеет, что совершил такой ужасный поступок”, – говорит Анна. Она знает, по какой статье осудили её молодого человека, но не хочет говорить об этом публично.

Анна работает и одновременно готовится к государственным экзаменам в университете. На свидания она пока ездить не может, потому что Сергей отбывает наказание в двух тысячах километров от Москвы. Первая встреча у них запланирована на лето. “Я читала истории женщин, которых обманывали заключенные. Знаю, что это может произойти и со мной. Я довольно ревнивая, поэтому иногда аккуратно интересуюсь, не изменяет ли он мне. Он, конечно, отрицает и говорит, что у него никого, кроме меня, нет. Но я все равно боюсь, что в какой-то момент пойму, что я не единственная его девушка. Несмотря на это, я ему верю”, – делится своими мыслями и ощущениями Анна.

О том, что она встречается с заключенным, она практически никому не рассказывает, знает об этом только самая близкая подруга. Родителям Анна рассказать пока боится: её отец – федеральный судья, и он точно будет против таких отношений. Девушка понимает, что отношения с заключенным – это не только отсутствие встреч и личного общения, но и необходимость постоянно поддерживать своего избранника как психологически, так и материально. Сергей ничего не просит, но Анна тем не менее часто переводит ему деньги.

“Ему там очень сложно, часто бывает нужна психологическая поддержка. Я всегда стараюсь такую поддержку оказывать. Но иногда общение бывает настолько тяжелым, что я сама психологически устаю, и потом мне нужно несколько дней, чтобы прийти в себя. Все парни-заключенные очень глубоко чувствуют, способны сопереживать, даже несмотря на то, что находятся далеко. Это меня и привлекло в моем парне. Он ведь еще добрый, романтичный, достаточно вежливый и всегда меня понимает”, – рассказывает Анна.

Несмотря на то что у Анны есть высшее образование, а её молодой человек хочет учиться после того, как освободится, в обществе их пару долгое время не будут принимать, говорит девушка и уточняет, что готова к этому. Стигматизация семей осужденных – одна из основных проблем, пишет в своей статье “Очеловечивание тюремной зоны: срок и (взаимо-) помощь родственниц осужденных” Гюзель Сабирова.

“Меня никто не уважает только потому, что я жена зэка. То есть людям неважно, есть у меня высшее образование или нет, кем я работаю, какие у меня взгляды на жизнь, чего я хочу добиться. Никого не волнует порядочная я женщина или нет, хорошо ли я воспитываю своих детей. Я просто человек третьего сорта, потому что я жена зэка. Но сама-то я никого не убивала. Я виновата только в том, что не бросила своего мужа или любимого человека”, – пишет на одном из тематических форумов Люда.

24 часа на связи

Стигматизации семей осужденных способствует и то обстоятельство, что все истории, за редким исключением, заканчиваются одинаково. Счастливый финал в романах по переписке с заключенным скорее исключение. “Из десяти моих знакомых, которые встречались с заключенными, отношения сохранить удалось только в двух случаях. Основная причина – общие дети. Как я поняла, многие заключенные со временем привыкают к женщинам и пытаться найти свою выгоду в этих отношениях”, – говорит Евгения.

Она тоже познакомилась с заключенным во “ВКонтакте”, потом они стали созваниваться и обмениваться СМС-сообщениями. “Мы могли говорить сутками, даже телефон иногда разряжался. Потом он предложил встретиться, а через пару месяцев мы расписались и стали встречаться чаще”, – рассказывает Евгения.

В таких отношениях она находилась более четырёх лет. По словам Евгении, за это время мужчина, которого она ждала, сильно изменился: перестал уделять ей внимание, перестал заботиться, но при этом требований у него становилось всё больше. Позже от знакомого она узнала, что ее молодой человек параллельно встречается с другой. Евгения решила развестись: “Насколько я знаю, сейчас он живет с этой. Они расписались через два месяца после того, как он освободился”.

Читать еще:  Повышающий коэффициент к окладу по занимаемой должности образование

Несмотря ни на что, женщины уверены, что такие отношения могут привести к крепкому союзу. “Я вроде бы уже взрослая тетенька, а влюбилась как девочка. Я понимаю, что исход может быть любым, но верю, что у нас все получится”, – говорит Светлана (имя изменено по просьбе героини). Светлана – мать четверых детей, в том числе одного с инвалидностью. Она познакомилась с Андреем (имя изменено по просьбе героини) около года назад на сайте знакомств. В тот момент Светлана еще была замужем, но отношения с супругом не складывались, она решила развестись. В течение нескольких месяцев новый знакомый скрывал, что находится в колонии. Светлана начала подозревать, что Андрей что-то скрывает, только когда перевела ему довольно крупную сумму денег: якобы возникли проблемы на работе, потребовалось определенная сумма денег, чтобы откупиться. Сразу после этого Андрей пропал, а женщине начали поступать звонки с незнакомых номеров. Оказалось, что звонил сокамерник Андрея. Он пытался убедить Светлану в том, что для ее возлюбленного отношения с девушками – это бизнес, что он общается с несколькими женщинами одновременно. В итоге Светлана передала знакомому выписку со своего банковского счета: было очевидно, что деньги на карточку заключенному она переводила уже не раз.

“Практически сразу я об этом поступке пожалела, потому что считаю, что поступила подло. Через какое-то время позвонил другой заключенный, и через него мы связались с моим любимым. Я извинилась, он вроде бы меня простил, но я до сих пор не могу избавиться от мысли, что я предала его”, – говорит Светлана. Они продолжили общаться, несколько раз Светлана даже приезжала к Андрею на короткие свидания и продолжала отправлять деньги. Через некоторое время выяснилось, что возлюбленный Светланы женат, хотя он уверял ее, что развелся, как только оказался в колонии. “Я многого в этой истории не понимаю, но все равно ему почему-то верю. Я познакомилась с его женой. Она говорит, что подаст документы на развод, как только у нее появится время. Но в итоге никаких действий в этом направлении предпринято не было. Насколько я понимаю, разводиться никто из них не торопится. Я уже не раз была замужем, поэтому тоже никуда не тороплюсь”, – добавляет Светлана.

Она до сих пор не знает точно, за что осудили Андрея, потому что каждый, кому она задавала этот вопрос, предлагал ей новую версию. Единственное, что их объединяло, – убийство. По словам жены, возлюбленный Светланы – невинно осужденный, случайно оказавшийся в компании вспыльчивых знакомых. Они якобы и убили женщину, а Андрей, наоборот, хотел за нее заступиться. “Я знаю, что в нашей истории много вранья, но меня к этому человеку тянет. Он остроумный, интересный, начитанный, грамотный. За то время, что мы вместе, он рассказал мне много того, о чем я раньше не знала. Мне почему-то редко встречались в жизни мужчины, которые были бы умнее меня, а он умнее. И меня это притягивает. Мы много общаемся, и сейчас он для меня самый родной человек. Мы любим одни и те же книжки, смотрим одинаковые фильмы”, – рассказывает Светлана.

Андрей заочно знаком со всеми детьми Светланы, а младшую дочку даже видел во время одного из свиданий. О том, что Андрей находится в колонии, дети не знают. Светлана сказала им, что познакомилась с мужчиной из другого города, а приехать он пока не может. “Я понимаю, что из этой истории может ничего не получиться, но мне не страшно. Иногда люди с тюремными прошлым бывают более человечными, чем те, кто находятся на воле. Я, конечно, читала истории обманутых женщин на форумах. Не могу сказать, что меня это совсем не смущало. Просто у меня уже есть жизненный опыт. Никто от измены не застрахован. Всё зависит от человека, а не от того, где он он находится”, – добавляет Светлана.

Благородный арестант или аутсайдер

Психотерапевт, кандидат психологических наук Гузель Махортова считает, что отношения с заключенным построить сложно, прежде всего потому что у такого мужчины сформировано определенное видение мира. “Внутри него происходит серьезный конфликт: с одной стороны, он хочет жить по законам и нормам общества, а с другой стороны, он изгой и аутсайдер”, – объясняет Махортова. Психологические портреты женщин, которые знакомятся с заключенными выглядят примерно одинаково: “Обычно это травматики, которые, ввязываясь в такие отношения, отыгрывают травмы, полученные в детстве. Это женщины, которые испытывали насилие в семье, росли в неполных семьях или находились в абьюзивных отношениях. В их бессознательном заложен сценарий, который либо не предполагает наличия мужчины рядом, либо предупреждает, что находиться рядом с мужчиной опасно”. Женщинам, пережившим насилие в отношениях, сложно строить их с реальным мужчиной снова, поэтому они ищут виртуальные отношения. Виртуальные отношения с заключенным – отдельный тип отношений, когда объект привязанности идеализируется. Идеализация заключенного связана с часто встречающимся в литературе образом благородного арестанта, а также с наследием ГУЛАГа: тюрьма в СССР была неотъемлемым элементом жизни и культуры, и совсем не обязательно отрицательным.

По словам Махортовой, в отношениях с осужденным происходит подмена понятий: женщина вроде бы находится в отношениях с мужчиной и получает от него тепло и заботу, но при этом не живет с ним, таким образом решая проблему страха перед мужчиной. ​Отношения с заключенными, особенно если женщина сначала не знала о том, что ее возлюбленный находится в колонии, строятся по так называемой модели треугольника Карпмана, говорит психотерапевт. Эта модель описывает три привычные психологические роли: один персонаж играет роль жертвы; другой, оказывающий давление на жертву, – преследователь и спасатель, который вмешивается в конфликт из желания, как кажется на первый взгляд, помочь слабому. Если женщина привыкла к “токсичным” отношениям, то она чаще всего готова взять на себя роль спасателя, оберегая сначала младших братьев или родителей, а потом детей. А то обстоятельство, что мужчина находится в местах лишения свободы, служит мотивом для активизации роли спасателя у женщины. Но, когда мужчина освобождается, он больше не хочет, чтобы его спасали. Тут и возникает конфликт.

Психолог Ольга Юрковская уточняет: женщин в заключённых привлекает их желание уделять всё свое свободное время возлюбленным. У них нет срочных дел или домашних забот, поэтому они готовы часто звонить девушкам и разговаривать с ними по несколько часов. “Однако прежде, чем заводить серьезные отношения с осужденным, нужно внимательно изучить приговор и поговорить с теми, кто пострадал от его действий. Скорее всего, в результате этого вы выясните, что человек вам встретился не столь благородный”, – считает Юрковская.

В России высокий показатель доли заключенных на число населения. По информации ФСИН, в 2018 году в России было 467 тысяч заключенных. Согласно данным Международного центра тюремных исследований, на 100 тысяч жителей в России приходится 394 заключенных, это 17-й показатель в мире.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector